Вторник, Июнь 27, 2017
Ключевые слова Сообщения с тегами "Сергей Ерощенко"

тег: Сергей Ерощенко

Глава Байкальска Василий Темгеневский на совещании с губернатором Иркутской области Сергеем Ерощенко по решению оперативных вопросов жизнедеятельности города сообщил о планах на строительство нескольких социальных объектов – физкультурно-оздоровительного комплекса с хоккейным кортом, многофункционального центра по оказанию муниципальных услуг, Байкальского культурного центра, муниципального рынка, а также центра олимпийской подготовки «Лыжно-биатлонный комплекс». Как сообщает 4 февраля 2014 года пресс-служба областного правительства, по словам мэра, в совокупности на этих объектах можно создать 306 новых рабочих мест. Все проекты, кроме многофункционального центра, самоокупаемы, поскольку их можно сдавать в аренду.

Сергей Ерощенко поручил всем региональным министерствам скорректировать свои программы с учетом потребностей плана комплексного развития Байкальска. При этом Губернатор подчеркнул, что усилия должны быть сосредоточены только на тех инвестиционных проектах, которые уже реализуются или реально готовы к реализации. Также глава Приангарья намерен в ближайшие дни обсудить вопросы активизации действий, связанных с закрытием БЦБК.

По сообщению министра строительства, дорожного хозяйства Иркутской области Михаила Литвина, в 2014 году в стройиндустрию Байкальска будет вложено 800 млн рублей из областного и федерального бюджетов.

Также, по словам Василия Темгеневского, вопросами трудоустройства высвобожденных работников БЦБК занимаются инвесторы, реализующие свои проекты на территории Байкальска и Слюдянского района. По мере развития предприятий по розливу воды, производству макаронных изделий, светодиодов, лекарственных препаратов и других производств в течение текущего года будет дополнительно создано до 2000 новых рабочих мест. Списки бывших работников Байкальского ЦБК, желающих пройти переобучение на строительные специальности, будут составлены в течение текущей недели. После окончания курсов эти люди будут задействованы на реконструкции объектов инженерной инфраструктуры Байкальска, строительстве в городе нового теплоисточника и объектов особой экономической зоны «Ворота Байкала».

По информации Байкал Инфо, Голос Байкала, НИА Байкал

- Строительство первых объектов инфраструктуры Особой экономической зоны туристско-рекреационного типа (ТРТ) «Байкальское кольцо» намечено на 2013-2014 год. Об этом «Телеинформу» сообщил губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко.

В настоящее время ОЭЗ охватывает территорию побережья озера Байкал и горнолыжного курорта «Гора Соболиная» в Слюдянском районе.

Совместно с Минэкономразвития России в ноябре 2012 года проведена инвентаризация земельных участков и иных объектов недвижимости территории ОЭЗ ТРТ. Итогом работ стало подписание 7 февраля 2013 года Дополнительного соглашения к Соглашению о создании ОЭЗ ТРТ, которым определены границы турзоны, а полномочия по управлению и распоряжению земельными участками ОЭЗ переданы Минэкономразвития России. Дополнительным соглашением от 12 апреля 2013 года утвержден Перечень объектов инженерной, транспортной, социальной, инновационной и иной инфраструктуры ОЭЗ ТРТ на 2013-2014 годы.

В настоящее время, как пояснил Сергей Ерощенко, на территории ОЭЗ ведутся проектно-изыскательские работы. В 2013-2014 годах планируется приступить к строительству объектов инфраструктуры. Сейчас туристко-рекреационную деятельность на территории ОЭЗ в качестве резидентов осуществляют две компании. 4 проекта в настоящее время готовятся к защите на экспертном совете на федеральном уровне.

В целях повышения эффективности ОЭЗ правительство Иркутской области ведет работу по расширению границ зоны на прибрежные территории, имеющие сформированную туристическую инфраструктуру и устойчивый поток туристов. Это поселок Листвянка (с существующим турпотоком 250 — 300 тыс. человек в год), порт Байкал (20 тыс. прибытий). На этих участках уже работают региональные туроператоры, готовые стать «якорными» резидентами ОЭЗ ТРТ.

Таким образом, будет сформирован межрегиональный туристический кластер «Байкальское кольцо», объединяющий Листвянку – Порт Байкал –Байкальск – Республику Бурятия.

- Нам предстоит непростой путь по созданию Особой экономической турзоны, — отмечает губернатор, — поскольку этот процесс предполагает комплексное развитие территории, транспортной инфраструктуры. В том числе это касается развития авиасообщения. Дело идет не быстро, потому что нам приходится наверстывать упущенное и разбираться с проблемами прошлых лет. В свое время были истрачены огромные деньги на проработку вопроса по созданию нового Иркутского аэропорта в пади Ключевой, где вообще нельзя ничего такого строить. Деньги ушли впустую. По турзоне была аналогичная ситуация: ее то там проектировали, то здесь… На все это истрачены немалые средства. Так что к проекту ОЭЗ ни в коем случае нельзя подходить легкомысленно. Не очень правильно отчитываться о развитии турнаправления количеством привлеченных туристов. Качеством нужно отчитываться. А для этого очень многое предстоит сделать. Какая может быть турзона без мусороперерабатывающего завода, без подготовленных кадров в сфере туризма? От людей, их менталитета, квалификации, их умения работать с приезжающими будет зависеть очень многое.

Напомним, в регионе утверждена долгосрочная целевая программа «Строительство объектов инфраструктуры для обустройства туристско-рекреационной особой экономической зоны на территории Слюдянского района на 2012-2015 годы». В рамках ее реализации разработан перечень строительства объектов внутренней инженерной инфраструктуры особой экономической зоны туристско-рекреационного типа, а также объектов внешней инфраструктуры на прилегающей к ОЭЗ территории, включая технологическое присоединение к коммунальным сетям Байкальска. Объем средств за счет областного и федерального бюджетов, предусмотренных на реализацию мероприятий программы на весь период реализации, составляет более 2 млрд. рублей.

Как сообщалось ранее, в 2013 году запланировано начало строительства ряда объектов за счет средств областного бюджета – автостоянок, КПП, водозаборных сооружений, внутриплощадочных и внешних сетей ливневой канализации, локальных очистных сооружений ливневых стоков, пешеходных мостов через реки, внешних тепловых сетей и водопровода, улично-дорожной сети с наружным освещением. Также предполагается произвести благоустройство и озеленение территории ОЭЗ.

Телеинформ

Беседа политического обозревателя Александра Гимельштейна с губернатором Иркутской области

– Сергей Владимирович, я думаю, что лучше начать разговор с ассоциаций. Что для вас Иркутск, Прибайкалье, Россия, власть, долг?

– На самом деле это всё определяется одним словом – это прежде всего Россия.

Касаясь Прибайкалья или нашего Байкальского региона в целом – это реальный форпост России в рыночной кризисной ситуации, в которой сейчас весь мир находится, вы же видите, что творится не только, скажем, на Ближнем Востоке, но и в Европе. Многим кажется, что мы где-то далеко, на самом деле мы в эпицентре. Сибирь в этом отношении является центром интересов и таким инвестиционным, рыночным, политическим преимуществом, потому что здесь всё-таки и высокая степень индустриализации, есть огромное количество неосвоенных резервов, которые могли бы быть использованы для того, чтобы Россия в целом получила новый стимул к развитию. Свою роль, естественно, я вижу в реализации себя в интересах региона: совершенно убеждён, что у нас есть и силы, и трудовые ресурсы, и интеллектуальный ресурс для того, чтобы мы заняли достойное место в государстве и вернули себе статус территории, которая является лидером в России.

– Вы бизнесмен, ставший губернатором. На мой взгляд, инфраструктурный бизнес, собственником которого вы являетесь, не может существовать автономно от региональной власти. Бизнес должен лоббировать свои интересы, и странно, если человек, передавший его в управление, но оставшийся, естественно, его владельцем, будет действовать во вред себе и своей семье. Говорят, то, что хорошо для «Дженерал Моторс», хорошо и для Америки. Вероятно, то, что хорошо для Восточно-Сибирского речного пароходства, хорошо и для Иркутской области. Но вы объективно находитесь в зоне критики. Это создаёт вашу уязвимость?

– Я передал детям весь бизнес. В это у нас мало кто может поверить, потому что привыкли, что и бизнес, и власть переплетены. Так вот, в отличие от такого рода людей я передал бизнес полностью, причём в надёжные руки, и у меня интереса к нему абсолютно нет. Я в этом отношении спокоен.

Второй посыл – о том, что инфраструктурный бизнес не может быть не зависимым от власти. Не согласен. Весь свой бизнес, как это ни парадоксально звучит, я развивал вопреки, а не благодаря региональным и даже общероссийским программам. Допустим, малая авиация. Я горжусь тем, что мы сохранили в авиакомпании «Ангара» инфраструктуру, хотя трудно сохранять авиаремонтное производство, не имея уже выпускаемого самолёта Ан-24, но тем не менее мы сделали так, что этот бизнес остался рентабельным. Мы ещё три года назад должны были получить самолёты Ан-148. Я могу отчитаться: Иркутская область помогает авиакомпании «Ангара», участвуя в дотировании процентных ставок. Это всего 200 миллионов рублей. Сопоставим с результатом: мы имеем три самолёта общей стоимостью два с лишним миллиарда рублей на территории Иркутской области. Вы можете легко посчитать, что один вложенный рубль приносит 10 рублей инвестиций. Даже в нефтянке такого нет. Этим мы можем отчитаться и, самое главное, при этом увеличиваем пассажиропоток и опережаем любую территорию России. Наряду с Санкт-Петербургом эти самолёты завезли, то есть мы лидеры в этом отношении. И самое главное – это коммерчески независимое предприятие. Наши соседи тратят значительно больше денег и, к сожалению, не имеют таких конкурентоспособных авиакомпаний.

Я нахожусь в выгодном положении, как человек, который и тогда достигал результатов, и сейчас их достигает. Прошёл уже год – я должен отчитываться. Могу рассказать о том, что сделал за этот год не в обещаниях, а именно в конкретике. Мы привезли новые самолёты, мы от президента получили возможность самим развивать Иркутский аэропорт и способны это сделать. Теперь можем сказать, куда направим инвестиционный фонд Иркутской области: частично – на развитие инфраструктуры. Я прочитал аналитический материал с элементами критики в вашем издании по поводу инвестфонда, или корпорации развития. Как губернатор могу сказать: впервые мы, заработав деньги, серьёзно увеличив бюджет Иркутской области за последние уже не помню сколько лет, имеем возможность вкладываться в развитие промышленности, в развитие производства. Мы много раз вкладывали деньги в разного рода проекты – и не имеем результатов, а сегодня можем осознанно, ответственно говорить о вложениях в инфраструктуру, в подготовку промплощадок, на которых мы будем строить заводы.

Я говорил, и газета использовала эту фразу в заголовке материала, что в коммерческом порыве нельзя растратить деньги. Это самое основное, потому что мы в принципе не будем участвовать в этом бизнесе, а будем готовить площадки, таким образом мы никогда не сможем потерять эти деньги. Любой бизнес-проект подвержен риску, а мы не имеем на это права.

– Там была проблема, мягко говоря, не очень большой убедительности спикеров финансово-экономического блока, которые представляли корпорацию развития.

– Вы понимаете, мы создаём возможности, а не бизнес-проекты. Это всё равно как год назад на первой пресс-конференции меня спросили: «А что вы будете делать с Байкальским комбинатом?» – и я ответил: «Конечно, Байкальский комбинат нужно закрывать». Но дело в том, что я как никто другой понимал, что закрытие Байкальского комбината связано с огромными технологическими проблемами и из них вытекают социальные проблемы трудоустройства. Так вот, теперь мы технологически сумели выстроить ситуацию, говорим, что объявлен конкурс на утилизацию отходов, мы знаем, куда будем теперь устраивать рабочих, подписали документы по рекреационной зоне и понимаем, что можем открывать и предлагать какие-то производства, допустим, в Утулике или Култуке, там, где люди определят, что они воду будут производить, заводы по переработке клубники той же строить. Повторю: мы создаём возможности. Именно государство может управлять этим процессом, создавая площадки. Надеяться, что рынок сам определит развитие, неправильно, потому что рынок ни к чему хорошему ни одно государство не приводил.

Байкальск станет центром предложений

– «Восточно-Сибирская правда», вы знаете об этом, Сергей Владимирович, является многолетним, последовательным критиком БЦБК. Губернатор Ерощенко является безусловным сторонником закрытия для Байкала производства. И понимая, что единственного ключа к проблеме у вас нет, я всё-таки хотел бы спросить о сроках, перспективах, позиции госорганов и ВЭБа. Как и чем будет жить Байкальск?

– На самом деле единственный ключ – у руководителя государства. Это правильно. А мы можем за год отчитаться о своей последовательной работе. Три месяца, как состоялся переход комбината в государственную собственность, – это один из самых важных результатов за прошедший период, мы убрали коммерческий интерес с этого производства. Дальнейшая последовательность действий определяется уже логистикой закрытия, а не коммерческим интересом, это очень важно. Конкурс на утилизацию отходов объявлен, конкурс на рекультивацию, ликвидацию целлюлозно-бумажного производства требует уникальных технологий. Он тоже будет объявлен. Все заинтересованные структуры работают. Вице-премьер Аркадий Дворкович, например, предлагает создать территорию защищаемых зон на Байкале, скажем, уникальный парк экологических памятников.

Мы думаем о том, чтобы эта территория имела разноплановое развитие. Почему бы не поставить современный сельхозкомбинат? Нужно поддерживать инициативы не бюджетные, а коммерческие. Строительство гостиниц ведь тема непростая, требует развития авиации, дорог.

В строительном комплексе мы довольно существенно продвинулись. За этот год сдали уже столько проектов, которые могли длиться ещё по паре лет каждый: СПИД-центр, онкоцентр, библиотека, диализный центр.

Мы всем показываем, что наша цель – именно введение объектов, а не сам процесс. И по дорожному строительству: дорожная служба в банкротном состоянии находилась, когда мы её принимали, а на сегодняшний день имеет в два раза больше заказов, чем в прошлом году, причём рентабельных заказов, и, соответственно, у нас есть надежда на то, что такая организация может строить дороги, обслуживать их, сделать доступным горнолыжный курорт и отдых на Байкале для туристов. Туризм – это сфера, которая способна приносить налоги, способна стимулировать инвестиционные процессы. И Байкальский комбинат на сегодняшний день проект не минусовый, а с положительным вектором. И это очень важно. Представляете, кто бы раньше мог подумать, что Байкальск станет центром предложений?! Уверяю вас – финансово-промышленные группы заявляют о желании участвовать в инвестировании на этой площадке. Мы не опережаем процесс, потому что это конкурентная среда. Для того чтобы не давать преференций каким-то группам, я их не называю, но тем не менее в этом конкурентном поле мы имеем уже инвестиционно привлекательную территорию. А она была депрессивной до недавнего времени. Надеюсь, что нам удастся сохранить тренд, и на следующий год мы уже будем обсуждать другой этап развития Байкальска.

О сроках. Решение проблем, которые накоплены, я, как специалист в этой сфере в прошлом, полагаю, потребует как минимум 2–3 лет. И когда я был назначен губернатором, вы меня спрашивали: сколько вам времени нужно для реальных изменений? Я отвечал: минимум 4–5 лет для того, чтобы достичь результата, значимого для региона. Важно делать первые шаги правильно, не ошибаться, иначе можно уйти вообще в другом направлении. Уже сейчас многие тенденции видны, именно на реальной работе содержательно растёт правительство, и губернатор тоже склонен к тому, что нужно учиться. У меня отнюдь нет такой мысли, что я лучше всех рисую, лучше ещё что-то делаю. Я всегда считал и считаю, что в каждой сфере есть профессионалы, в управленческой сфере я тоже состоялся и сейчас стремлюсь развиваться.

Мы говорим не о сиюминутном вхождении

– Многие губернаторы педалируют левую риторику: корпорации – зло, социальные программы превыше всего, как будто печатный станок обеспечивает насыщение «социалки» деньгами вне экономических законов. Вы как человек, который понимает, что такое «прибыль», видите в финансово-промышленных группах в Иркутской области созидательное начало? И в связи с этим прокомментируйте проблему офшоров и центров прибыли, выведенных из ресурсных регионов страны.

– Конечно, у нас социальная сфера очень в России отстала, да и в Иркутской области вы видите достаточно много проблемных детских садов, школ, больниц, особенно в отдалённых территориях, Иркутск тоже не может похвастаться – ни одного собственного спортивного сооружения. В целом даже в сфере, в которую достаточно много было вложено средств, допустим, медицине, пока не можем похвастать современными центрами. Ведь для того, чтобы эти центры достойно развивались, их нужно содержать, напитывать квалифицированным персоналом, иметь возможность зарплату соответствующую платить, чтобы персонал не уезжал. Поэтому я могу сказать: для того чтобы территория не была депрессивной, необходим баланс между производством и будущим развитием, стратегией развития и «социалкой», которая должна тоже формировать комфортную среду для проживания.

Многие не понимают главную смысловую нагрузку соглашений, которые мы заключаем с инвесторами, финансово-промышленными группами. Мы делаем инвестиционно привлекательной территорию, им интересна наша область, это очевидно. Но мы говорим не о сиюминутном вхождении, а о развитии на долгий период. Пример – соглашение с «Роснефтью», которое ещё год назад было предложено в мае-июне и воспринято некоторыми депутатами как сомнительное. Но тем не менее мы показали, что прирост по налогам – 4,7 миллиарда рублей. Обновлённое производство, новые высококвалифицированные рабочие места, соответствующие зарплаты. Это является примером для всех финансово-промышленных групп, которые пришли не на один день.

Мы на 21 миллиард больше отправили в «социалку». Это 25-процентное увеличение от бюджета в 86 миллиардов. Мы сделали это не скажу, что очень легко, но тем не менее уверенно. Все указы президента выполнили. Зарплаты врача в 36 тысяч рублей до декабря месяца и учителя в 28 тысяч – это уже не маленькие суммы, причём здесь только базовые цифры.

И это всё инспектируемые взаимоотношения с компаниями. Встречаясь с «Илимом» или «Роснефтью», с другими компаниями, с которыми у нас есть соглашения, мы можем каждый раз вместе показать, что их выполняем. Не так давно с РУСАЛом встречались, с Олегом Дерипаской: конъюнктура цен на рынке, валовой продукт, количество рабочих мест, налогов – всё это прозрачно. Используют ли они офшорные схемы в оптимизации своих финансовых потоков, для нас не так существенно, но когда речь идёт о налогах, о рабочих местах, о зарплате, то таких оптимизаций не должно быть. Здесь безусловно срабатывает то, что президент называет деофшоризацией.

Эти соглашения служат для определённости развития компаний. Прямо могу сказать, что Иркутская область в этом отношении довольно проблемный регион, потому что у нас достаточно много противоречий, когда предприятия даже свою социальную функцию не выполняют, т.е. количество налогов, уплаченных с оборота, от других параметров не коррелирует с затратами бюджета даже на работающих. В связи с этим у нас возникали проблемы с «Саянскхимпластом», это всё выплёскивалось в информационное пространство. Но я надеюсь, что всё-таки в этой последовательной работе мы введём соглашения за правило для всех компаний.

– Ковыкта и Сухой Лог, алюминий и анодное производство в Тайшете, никель и платиноиды Ийско-Тагульской площади – что нужно области, что возможно и что реально?

– Достаточно ёмкий вопрос, быстро на него не ответишь. Мы общаемся сейчас с научными институтами Академии наук, институтом Аганбегяна, со «Стратеджи Партнерс» и академиком Канторовичем. Целью такого общения является корреляция развития использования ресурсного потенциала Иркутской области. Не вижу абсолютно никаких проблем, не кокетничаю и не кривлю душой, когда говорю, что крены есть в сырьевую направленность. Стали развиваться Верхняя Чона, Ковыкта, уже говорим о том, что всё же труба к концу этого года придёт в Жигалово. А потом можем говорить о дальнейшем развитии газового направления. Я как специалист-управленец могу сказать, что нет ничего проблемного для нашей области в том, что сегодня мы опережающим образом развиваем сырьевой сектор. Почему? Потому что мало кто знает, что на Верхней Чоне очень серьёзным образом развивается газогенерация. Там 25 мегаватт мощностей, и они наращиваются, строится ещё один завод. Мы уже совершенно конкурентно рассматриваем инвестора на Усть-Кутскую газогенерацию, заявляется «Иркутскэнерго», ещё ряд организаций. И невозможно объект развивать без сырьевого старта. Поэтому очень важно, что мы не только увеличиваем объёмы добычи нефти, но и соответственно увеличиваем налоговые поступления от Верхней Чоны. Опять же здесь и «социалку» подтягиваем: это и газогенерация, и, соответственно, инвестиционная возможность развивать северные территории. У нас в Бодайбо энергодефицитный район. «Полюс» на сегодняшний день по Сухому Логу практически рядом. Они провели уже 50–60 мегаватт. Ещё ветку тянут.

Не для критики, а в рамках анализа могу сказать: в предыдущие годы не было направляющей линии от самой администрации. И это было проблемой для меня в начале пути – управляющего механизма воздействия на развитие Иркутской области у правительства области не было. Мы сегодня целенаправленно входим в управление этими процессами развития. И, соответственно, когда мы заключали соглашение с тем же «Полюсом», то настаивали на том, чтобы они ускоренными темпами строили ту же ЛЭП. Если бы не было этой ЛЭП, то, может быть, у некоторых финансово-промышленных групп не было бы стимула для того, чтобы свою газогенерацию туда подводить. Это борьба за рынок, плюсовое влияние конкурентности. Есть минусовое – наличие огромного количества финансовых интересов зачастую тормозит. И важно, чтобы это конкурентное поле работало на позитив. Это нужно в любом бизнесе, в любом социальном развитии.

 И при этом в управлении должен присутствовать не интеллект одного человека, а интеллект системный. Это очень важно, Александр Владимирович, потому что многим кажется, что всё само собой получилось. Но на самом деле это следствие того, как я сформировал команду. И я этим горжусь.

 Времени уже нет

– Вы уже начали говорить, что меняетесь. Но я заострю: у вас репутация резкого и некомпромиссного человека. Существует мнение, что за первый год губернаторства вы сузили вокруг себя пространство поддержки. Политика, как известно, искусство возможного. Как вы меняете себя? И в каком направлении?

– Ну как-то мне сложно самому о себе. Я и так вам сегодня много секретов открыл. (Улыбается.) И в науке, и в предпринимательской деятельности очень важно уметь, во-первых, оценивать объективную картину, потом принимать решение. И я вас уверяю: человек, который не слышит другого человека, ничего не достигнет.

Теперь о том, как решения принимаются. Да, для тех людей, которые находятся вне процесса, эти решения могут показаться импульсивными, резкими, бескомпромиссными. Это лишь внешнее. Когда люди находятся в реальном процессе, они понимают, что любое решение, и особенно кадровое, приходит через оценку многих и многих факторов, субъективных и объективных, и оно всегда выстраданное, вымученное для меня. И когда я принимаю, допустим, кадровое управленческое решение, то перед этим делаю всё возможное для того, чтобы не увольнять человека, дать ему любые шансы, помочь ему, разъяснить, пояснить, и только тогда, когда уже понимаю, что этот человек тормозит движение, сама ситуация этого человека определяет вне процесса. Когда ты начинаешь за него что-то делать – это неправильно. Мне было бы легче, если бы таких решений вообще не приходилось принимать. Но тогда я был бы абсолютно безответственным человеком. Принимая решение, сопоставляю всё-таки его со своим статусом и ответственностью за то, что времени уже нет. Мы достаточно много времени в Иркутской области потеряли, и если я не буду такого рода решения принимать, тогда не смогу перед людьми честным отчитаться образом.

– В нашей стране, как в классической книге братьев Стругацких, подчас умное не надобно, надобно верное. Я сейчас о местном само-управлении. Как вы полагаете, каков, так скажем, коррупционный индекс в муниципалитетах области? В какой степени вас не устраивает внешняя лояльность тех или иных мэров и то, что они такими специфическими королями чувствуют себя на территориях? Претензии есть по разным районам. Я на протяжении наших с вами бесед не первый раз говорю о том, что в Слюдянском районе, на мой взгляд, концентрация неправильного подхода к управлению, но это частность. А в целом как вы оцениваете уровень квалификации местного самоуправления?

– Видите ли, избранный мэр – это следствие демократического механизма, который породил тот или иной результат, поэтому здесь не совсем корректно, допустим, говорить, доволен я или не доволен. Работаю и буду всегда работать с тем мэром, которого выбрали. Но есть результат той или иной деятельности, есть дороги, есть территория, есть выполнение целевых программ. И когда мы сейчас переводим работу с территориями на целевое финансирование, на работу по результатам, то здесь проявляется уже не моё личное мнение, нравится – не нравится, лояльный – не лояльный, а результат деятельности того или иного мэра по решению тех проблем, которые перед ним стоят: по садикам, по больницам, по зарплатам, по эффективности работы аппарата. Потому что у некоторых мэров огромный аппарат, а значит, и зарплаты, а на территории не выполняются указы президента. И поэтому здесь мы будем бескомпромиссны. В таком формате со мной договориться действительно невозможно. Мы говорим о коррупционной составляющей, а это вопросы леса, земли. В Иркутске, ни для кого не секрет, в бюджет города не поступает ни копейки, когда под видом благоустройства выдаются участки, нарушается проектно-строительная документация, по постановлению мэра меняется предназначение. Иначе как коррупцией это не назовёшь, и самое главное, что люди лишаются рекреационных зон. У нас в городе ни одного парка, ни одного сквера, и это уже абсолютно неправильно. Здесь со мной договориться бесполезно.

Думаю, что самое главное – не моё мнение, а мнение избирателей. И люди не должны больше мыслить таким образом: коммунист ли, единоросс или ещё кто-то – нужно на выборах консолидировать здравые силы именно на то, чтобы у нас деятельность региональной власти и местного самоуправления была направлена на результат, на то, чтобы люди жили более комфортно. Город Иркутск, в частности, да и многие другие города, но Иркутск особенно – у него огромнейший потенциал для того, чтобы стать другим городом.

Губернатор прежде всего политическая фигура

– Я зацеплюсь за высказанный тезис. Губернатор Иркутской области – один из немногих беспартийных глав регионов. Дружба с Михаилом Прохоровым и очевидная идеологическая близость с ним подталкивает вас в сторону поддержки его политических проектов. Но победителем всех выборов в нашей стране пока предназначено быть партии российского правящего класса – «Единой России». Как вы делите себя на гражданина со своими взглядами на жизнь и генерала, выполняющего приказ?

– Я гражданский человек, слава Богу, не военное время, губернатор всё-таки гражданская личность. Если исследовать все тезисы, которые я декларировал в теледебатах, когда мы делали первые шаги по «Правому делу», и то, что я говорю сейчас, станет очевидным, что они не противоречивы. Если кто-то докажет, что это не так, буду благодарен и начну анализировать свою жизнь.

Россия – молодое государство, и её политическая система абсолютно, я бы сказал, неустоявшаяся. Сомневаюсь, что, скажем, Сергей Левченко является коммунистом в том понимании, к которому мы привыкли. У меня папа коммунист в классическом понимании, и я знаю много таких ветеранов.

Партия «Гражданская платформа» – это лишь личность на сегодняшний день моего хорошего товарища и друга Михаила Прохорова. Но как партия она не сформирована, и электоральное поле у неё небольшое. Идея, с которой я прихожу на выборы, – объединительная. Большинство людей идут всё же за президентом. Я надеюсь, что пойдут за губернатором и для меня выборы будут результатом единения сибирского народа. Это не громкие слова, я говорю об экономике. Я очень мало говорю, и с вами в том числе, о политике. Но невозможно ничего без идеологии сделать – нужна идея. Нужна идея, нужно объединение, нужна вера людей, и бессмысленна любая экономическая деятельность без политической. Губернатор прежде всего политическая фигура. И он должен решать социальные задачи. А «Гражданская платформа», как и любая другая партия, не сможет набрать у нас в регионе электоральное поле. Поэтому будет «Народный фронт», я буду с «Единой Россией», если меня на праймериз поддержат. Причём мы будем делать всё, чтобы было объективно, а не просто, чтобы добиться результатов. И если бы я не верил, что меня поддержат, я бы на это не пошёл.

– Кого вы считаете своими союзниками в Иркутской области, тип людей, их генезис? Кто вам необходим в Законодательном Собрании?

– Когда вы сказали, что сужается круг поддержки, я с улыбкой не стал отвечать, пропустил это. На самом деле здесь абсолютно и кардинально не согласен. Почему? Потому что в начале своей деятельности очень часто натыкался на встречах на абсолютное неверие людей. И когда сегодня езжу по территориям, встречаюсь, мне очень приятно, что люди ко мне подходят, рассказывают, помогают добрым словом. Ко мне подошла бабушка и сказала, что лес нас кормил в войну, а его вырубают. Люди идут с сокровенным, и это позволяет верить в то, что тебя поддержат, ты пользуешься очень хорошей поддержкой.

Поэтому я бы хотел, чтобы в Заксобрание пришли люди, которые реально хотят помочь социальной сфере, которые на этом будут самореализовываться, поддержат развитие городов и районов, которые ответственно будут к каждому клочку земли относиться и которые потом действительно захотят отчитаться за это.

И я хочу отчитаться за то, что смогу сделать. Как человек грамотный, образованный, понимаю историческую значимость должности губернатора, в том числе в формировании политической среды. И соответственно буду добиваться того, чтобы в диалоге со мной были профессионально направленные люди, которые в каждой строке бюджета видели бы социальный результат развития, социально-экономический путь. Вот такой получился глобальный ответ на ваш вопрос.

Помогают даже интонации

– У меня есть блок личных вопросов. Расскажите о родителях. Просто как сын. Как часто вы встречаетесь, звоните ли им по вечерам, рассказывают ли они вам, что говорила о вас соседка. Когда вас последний раз и за что ругали папа с мамой? Мы ведь остаёмся детьми, пока, слава Богу, живы родители.

– Любую свободную минуту использую для того, чтобы общаться с детьми, с родителями, потому что это основная жизненная функция нормального человека – общение в семье. У меня отцу 88 лет, маме – 77. Сейчас, учитывая, что весна идёт, два дня назад я участвовал в том, что маме покупал: она увидела у соседки печку, такая им с папой тоже нужна на участке в Академсаде, и вот я помогаю. Для них эта весна связана с огромным объёмом работ, которые они сами выполняют в своём возрасте. Мама уже всё посадила. Вот и нужно ещё заменить печку. Я поехал покупать. А папа мне наказал, чтобы я купил ему два гаечных ключа.

Отец много читает (каждый день), причём без очков. А ведь в шахте провёл почти 30 лет. В 11 лет он остался старшим в семье, когда родителей расстреляли; у него уникальная сила духа, уникальный характер. И он читает газеты. Всю мою деятельность родители активно анализируют. Высказывают своё мнение. В их критике польза совершенно очевидна, помогают даже интонации. Они переживают, и этого уже достаточно для того, чтобы так или иначе постоянно соизмерять свои поступки с тем, с чем ты придёшь к родителям, к детям, к внукам.

– В каких вопросах вы окончательное решение оставляете за женой?

– Ну, практически весь дом, семью. Управленческие навыки отца не должны реализовываться в семье. Конечно, жена – это всё-таки в основном мама. Всё, что касается дома, её прерогатива. И каждое мнение, каждое слово очень важны. Если что-то навязывать – это уже не семья.

– О чём вы разговариваете с сыном? Старшие дети – люди взрослые, а маленькому нужно постоянное общение. Занятый папа книжки сыну читает?

– На ночь читаю сказки. Он у меня очень любит сказки. Когда у меня есть возможность, спать Серёжу укладываю и читаю книжки. Вчера мы с ним рисовали, в выходные лук сделали и стрелы. Он три дня ходил с ними, не расставался. Сначала был лучником, а теперь уже стал индейцем. Вчера, когда я ему краски купил, разрисовал, и теперь он индеец.

– А вы ведь турист, причём рисковый. Когда сына с собой возьмёте в первый раз?

– Тут мнение жены как раз главное. Она сопротивляется, к сожалению, но он-то считает, что готов. В доме сейчас живём, поэтому он всё в поход собирается.

– У вас есть друзья, которым всё равно, что вы губернатор, которые никогда к вам не обратятся ни за преференцией, ни за поддержкой?

– Безусловно. Тот же Прохоров. Не потому, что он супербогатый человек, мы с ним общаемся очень давно… Есть у меня Михаил Борисович Власенко, независимо от географии его службы мы всегда общались, и это длится очень давно. Есть у меня такие друзья.

Если есть совесть, то ничего не мешает

– Завершая разговор. Должность российского губернатора – это огромная ответственность, не подкреплённая должным количеством полномочий, ежедневная готовность быть отставленным из-за недовольства Кремля, слабость инструментария. Вам нравится, вы не пожалели?

– Абсолютно не согласен. Я с конца начну. Не боюсь отставки так же, как не боялся назначения. По поводу полномочий. Если есть совесть, то ничего не мешает принимать решения. Действительно, очень много федерального несовершенства – это есть во всех государствах, я вас уверяю, но тем не менее абсолютно хватает, даже с перебором, полномочий губернатора для того, чтобы достичь целей, каких-то серьёзных результатов в развитии. Наконец, я не чувствую дисбаланса и очень благодарен президенту за поддержку. Не так давно я с ним встречался, мы подробно обсуждали и сегодняшнее состояние, и то, что за год удалось сделать, и то, о чём мы год назад с ним говорили. Я не вижу давления, наоборот, вижу поддержку, и это важно. О недостатке полномочий говорят, когда хотят снять с себя ответственность. Это никогда не буду использовать. Сколько мне дано, я буду самоотверженно работать. Мне, я и раньше об этом говорил, абсолютно комфортно. Устаю, конечно, устаю. Иногда дикая усталость возникает, но это нормально. Это и на другой работе будет.

– И самый последний вопрос с восклицательным знаком. Вы хотите губернаторских выборов? Если Кремль скажет: «Решай сам», вы пойдёте на выборы?

– Очень хочу выборов. Абсолютно уверенно себя в этом отношении чувствую, потому что, во-первых, для меня ничего неизвестного в этом нет, вы ведь знаете, и при Борисе Александровиче Говорине, и в дальнейшем мы так или иначе в политической жизни участвовали. Я всегда был человеком с активной жизненной позицией и поэтому не вижу никаких трудностей в этом. И я знаю, уверен, что сумею добиться понимания людей, вижу это уже сейчас.

ВСП

Губернатор Ерощенко высмеял проекты формирования туристско-рекреационных кластеров в поселках Листвянка и Порт Байкал которые на Градостроительном совете при главе региона представили мэры Иркутского и Слюдянского районов. В предложенных проектах губернатор разглядел схему прикрытия афер с землями и теми инвестициями, которые будут направляться на реализацию планов.

По словам мэра Иркутского района Игоря Наумова, к 2026 году в Листвянке планируется расширить прибрежную территорию за счет отсыпки акватории Байкала. На полученной таким образом площади разместится бульвар со спортивными, концертными площадками. Пляж будет расширен и благоустроен, территория бывшей судоверфи имени Ярославского перевоплотится в рекреационную зону с высоким уровнем обслуживания. А так же здесь появится вертолетная площадка, здание морского вокзала, реконструированного парома до поселка Порт Байкал, стоянки и причалы, водозабор, расширенная автотрасса Иркутск – Листвянка, четырехполосные поселковые улицы, велосипедные дорожки. Впрочем, это не самые амбициозные идеи. Оказывается, в Иркутском районе подумывают о строительстве линии для скоростного трамвая Иркутск – Листвянка.

По данным мэра, общая стоимость представленного проекта составляет 56,3 млрд рублей. Из них на строительство инженерной инфраструктуры нужно направить 15,9 млрд, транспортной – 2,8 млрд, жилых объектов и социальной инфраструктуры – 7 млрд, туристической – 30,5 млрд. что касается финансирования, то планируется привлечь как бюджетные деньги, так и частные инвестиции.

Мэр Слюдянского района Андрея Должиков представил не менее сказочный проект туристического развития Порта Байкал. Помимо строительства гостиниц, яхт-клуба и прочих объектов туристической инфраструктуры там якобы планируется соорудить канатную дорогу на 3 км до верхней отметки пика Черского, что в Листвянке, а также автомобильный мост через Ангару до поселка Никола протяженностью 500 м.

Выслушав обоих мэров, губернатор Ерощенко пришел в крайнее недоумение:

 — Вопрос развития байкальских территорий уже много лет обсуждается. Подход должен быть другой. Если мы ничего в подходе не изменим, то, значит, мы все — участники хорошего промоушн-процесса, в который мэры нас вовлекут, мы народное творчество и свой талант проявим, люди реально нам поверят, разберут земли в Голоустном, Пади Крестовой, Листвянке. Я вам говорю как человек с огромным предпринимательским опытом, в том числе в туризме: делать в Листвянке нечего. Никаких миллионов туристов там не будет. Там дикая архитектура, ограниченное пространство. В Порт Байкал зачем эту дорогу? Это огромные деньги. Это нужно рассматривать лишь только как предложения. Не дай бог, чтобы люди сейчас поверили в реальность проекта. Они же действительно будут ждать, что мы сделаем эту трассу. Это просто идеи, ничего общего с реалиями нет.

Коме того, Сергей Ерощенко откровенно подчеркнул аналогию проектов с городом Васюки, который Остап Бендер местным шахматистам обещал превратить в столицу СССР, всего мира, а потом и Вселенной. Таким образом, представленные мэрами Иркутского и Слюдянского районов проекты не прошли. Губернатор явно дал понять, что раскусил корыстные планы глав территорий и не позволит дурачить население, прикрываясь благородными целями.

«Живой Иркутск».

На минувшей неделе, наконец, появилось некоторое понимание дальнейшей судьбы Байкальского ЦБК. Во-первых, стала известна компания, которая разработает проект ликвидации накопленных отходов комбината. Во-вторых, российское правительство решило открыть для БЦБК беззалоговую кредитную линию у «Внешэкономбанка», а это означает, что предприятие продолжит работу, но одновременно будет решаться вопрос о перепрофилировании. Кредитные средства направят на стабилизацию деятельности предприятия, в том числе на индексацию зарплат, обеспечение сырьем, техническое оснащение и переоборудование. Решение о кредитовании БЦБК, по словам властей, ориентировано на то, чтобы сделать процесс реорганизации производства безболезненным для работников БЦБК.

— БЦБК будет закрыт, но этот процесс должен проходить без социальных потрясений и ущерба для работающих на комбинате людей. На это, а также на развитие Байкальска направлены действия властей и «Внешэкономбанка», — подчеркнул губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко. — Мы не допустим того, что происходило в Байкальске несколько лет назад, когда закрылся комбинат, люди оказались без работы и не понимали, что их ждет завтра. Сейчас идет планомерная, системная работа. Каждый должен понимать, где он будет работать и какие деньги получать. У людей должна быть уверенность в завтрашнем дне.

Финансировать проблемный комбинат на время решения вопроса о создании замещающего производства будет «Внешэкономбанк», который, как стало известно, откроет для БЦБК беззалоговую кредитную линию. Такое решение принято на федеральном уровне, но размер кредита пока не озвучивается. Средства пойдут на то, чтобы обеспечить производство сырьем, химикатами, а ТЭЦ БЦБК — топливом, ведь от ее функционирования зависят многие объекты городского хозяйства. Так, летом этого года город полмесяца жил без горячей воды, которую комбинат отключил из-за долгов коммунальщиков за поставляемые Байкальску теплоресурсы.

Также сообщается, что «Внешэкономбанк» для стабилизации и разрешения ситуации на Байкальском ЦБК выразил готовность подключить к решению проблемы свои дочерние структуры — ООО «ВЭБ инжиниринг» и ОАО «МСП Банк», которые будут поддерживать развитие малого и среднего предпринимательства на территории Слюдянского района и города Байкальска.

Известно, что кредитные ресурсы пойдут и на индексацию зарплаты работникам комбината, чего они добиваются уже продолжительное время, и недавно даже решились на забастовку. 22 октября этого года сотрудники варочного цеха БЦБК отказались работать, требуя прибавки. По словам бастующих, у большинства сотрудников комбината зарплата не превышает 12 тыс. рублей. Акцию протеста поддержали более 500 человек с других производств. Руководство самого предприятия отрицало факт официальной забастовки, представив это так, что несколько человек отказались от исполнения своих обязанностей. Кроме того, руководство предприятия заявило, что у БЦБК, находящегося в банкротстве, нет финансовой возможности поднять зарплату на 30%.

Утром того же дня в Байкальск срочно выехал первый заместитель председателя правительства Иркутской области Владимир Пашков. После переговоров с ним трудовой коллектив комбината согласился прекратить забастовку и запустить технологическую цепочку БЦБК. Но при этом бастующие заявили, что если к 29 октября — моменту принятия правительством РФ решения о дальнейшей судьбе БЦБК — не будет проведена индексация зарплаты, они вновь начнут акцию протеста.

Однако ни 29 октября, ни после федеральные власти не дали ясного ответа по вопросу будущего БЦБК. Тогда на совещании с участием Владимира Пашкова, работников и руководства комбината было принято решение о создании рабочей группы, которая должна будет решить коллективный трудовой спор на предприятии. Работники БЦБК планировали 28 ноября вновь начать забастовку, в случае, если до этого дня не будет решена проблема.

Наконец, 27 ноября стало известно об участии «ВЭБа» в судьбе комбината, и коллектив предприятия решил отменить забастовку. «Внешэкономбанк» — это все-таки государственная структура, — пояснил «МК Байкал» председатель первичной профсоюзной организации БЦБК Юрий Набоков. — Мы уверены, что государство может взять на себя обязательства по социальной политике в отношении своих граждан. Думаю, в силу этих обстоятельств нам будет проще разрешить наш коллективный трудовой спор. Но если до конца текущего года этого не произойдет, то мы готовы возобновить забастовку в любой день, это наше право».

Глава Приангарья Сергей Ерощенко отметил, что решение коллектива комбината не начинать забастовку — это, прежде всего, кредит доверия, выданный в ответ на планы государства по цивилизованному подходу к свертыванию экологически вредных производств на берегу Байкала.

Одновременно с реорганизацией комбината должна быть осуществлена ликвидация накопленных отходов.

Минприроды РФ в ноябре этого года объявило конкурс на разработку проектной документации для ликвидации негативного воздействия на окружающую среду отходов, накопленных в результате деятельности ОАО «БЦБК». Заявки на участие в конкурсе подали шесть компаний, но по решению комиссии было допущено только пять. По информации пресс-службы Минприроды, это ЗАО «Фирма СЭНС», федеральное бюджетное учреждение «Государственный научно-исследовательский институт промышленной экологии», ООО «ВЭБ Инжиниринг», ЗАО «Спецгеоэкология», ЗАО «ДАР/ВОДГЕО». ЗАО «Востсибтранспроект» было отказано в допуске к участию ввиду несоответствия предлагаемого срока выполнения работ требованиям конкурса.

И на днях стала известна компания, с которой будет заключен государственный контракт на проведение инженерных изысканий и разработку проектной документации для реализации мероприятий по ликвидации негативного воздействия на окружающую среду отходов БЦБК. В протоколе заседания конкурсной комиссии Министерства природных ресурсов и экологии РФ победителем значится московское ЗАО «Спецгеоэкология».

«Оценив и сопоставив заявки на участие в открытом конкурсе, комиссия приняла решение присвоить заявке на участие в конкурсе закрытое акционерное общество «Спецгеоэкология», набравшему 66,34 балла, первый порядковый номер, — говорится в протоколе. — Признать «Спецгеоэкология» победителем конкурса».

По итогам рассмотрения заявок ЗАО «ДАР/ВОДГЕО» набрало 60,24 балла и заняло второе место, у ЗАО «Фирма СЭНС» — 45,26 балла и третье место. ООО «ВЭБ Инжиниринг» с 39,98 баллами стало четвертым, а ФГУ «ГосНИИЭНП», набравшее 31,03 балла, пятым.

На реализацию мероприятий программы по ликвидации и утилизации накопленных отходов в результате деятельности ОАО «Байкальский ЦБК» в федеральном бюджете в 2012 году предусмотрено 111,5 млн рублей. Средства выделены в рамках федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012—2020 годы», утвержденной правительством РФ.

По информации БЦБК, в период с 1966 по 1979 год на картах, занимающих территорию площадью 175 га, было складировано около 6 млн тонн шлам-лигнина. Кроме того, за 46 лет деятельности комбината накопилось около 3 млн тонн золы. По прогнозам специалистов, процесс ликвидации отходов может занять не менее четырех лет, при условии стабильного финансирования и бесперебойной деятельности очистных сооружений и всего комплекса экологической безопасности комбината.

Между тем производство какого профиля появится в Байкальске взамен целлюлозного, пока непонятно. Но губернатор Сергей Ерощенко уже неоднократно заявлял, что комбинат не закроется до тех пор, пока для жителей моногорода не создадут альтернативные рабочие места. Известно, что какую-то часть людей также можно будет устроить на объекты туристической особой экономической зоны, которую планируется создавать. Но, по признанию самого же губернатора, в силу специфики отрасли ОЭЗ обеспечит работой не всех, кто высвободится с БЦБК. Всего на комбинате, где до 19 декабря этого года действует внешнее управление, трудится 1,6 тыс. человек. В июле на одной из встреч с журналистами Ерощенко отмечал, что с генеральным директором государственной корпорации «Ростехнологии» Сергеем Чемезовым ведутся переговоры о создании замещающих производств в Байкальске.

В то же время ученый секретарь Научного совета по Байкалу СО РАН Ирина Максимова уверена, что проблем с обеспечением людей рабочими местами не возникнет. «Жители города стремятся к созданию собственного бизнеса, независимого от БЦБК. В частности, за последние полтора года создано почти 1,1 тыс. рабочих мест в малом бизнесе», — говорит Максимова.

Действительно, за это время в городе был запущен завод по розливу питьевой воды, и ввод первой очереди позволил трудоустроить 50 человек. С вводом второй очереди производства на новом предприятии планируется трудоустроить до 300 человек. Также в Байкальске открылся цех по переработке рыбы, было начато производство лекарственных препаратов на основе древесины лиственницы.

Кроме того, по подсчетам Ирины Максимовой, объекты пресловутой ОЭЗ будут способны обеспечить работой почти две тысячи человек, а в смежных отраслях экономики при создании зоны может быть организовано около 10 тыс. новых рабочих мест.

— При любом развитии событий вокруг Байкальского ЦБК ни один работник предприятия не будет уволен или сокращен без альтернативы нового трудоустройства и предоставления всех социальных гарантий, предусмотренных законодательством, — уверяет первый заместитель председателя правительства Иркутской области Владимир Пашков.

Редакции «МК Байкал» также стало известно, что в недрах областного правительства затерялся весьма любопытный проект организации в Слюдянском районе производства, которое могло бы обеспечить работой значительную часть населения Байкальска. Одна из компаний Приангарья обратилась к властям за помощью в создании предприятия по переработке дикоросов и сельхозпродукции, но вопрос оказания поддержки остается подвешенным.

Как рассказал разработчик проекта, он предлагает организовать сбор грибов, ягод, орехов, трав, а также закупать овощи у местного населения для их заморозки и производства сублимированных порошков. К концу третьего года работы предприятия объемы производства могут достигнуть 300 тонн порошков в год и столько же замороженной продукции. Численность персонала, непосредственно занятого в производстве, составит 144 человека. В целом же в работе могут быть задействованы порядка 20 тыс. человек, которые будут выращивать и сдавать предприятию сельхозпродукцию. Налоги и отчисления в бюджеты всех уровней к пятому году производства составят 1 млрд 157 млн рублей.

По словам автора проекта, он просил встречи с губернатором Сергеем Ерощенко, однако его просьба была проигнорирована, а обращение отписано отраслевым ведомствам. В итоге за подписью заместителя председателя правительства Иркутской области Максима Безрядина предприниматель получил ответ, в котором ему предлагалось на сайте Министерства сельского хозяйства региона ознакомиться с условиями реализации инвестиционных проектов в этой сфере, а также совет обратиться за поддержкой в областной гарантийный фонд. По словам предпринимателя, он добился того, что его проект оказался в региональном Министерстве экономического развития, руководство которого проявило, на первый взгляд, живой интерес к идее, но никаких предложений о помощи пока так и не сделано.

Светлана Латынина, «МК Байкал»

Впечатление от прошедших накануне выборов в Слюдянском районе можно выразить одной фразой – выборов не было. Их не было «до», когда по надуманным предлогам отказали в регистрации ряду кандидатов. Их не было «во время», когда кандидаты пренебрегли массовой агитацией и то, что в районе идут выборы напоминал лишь вал грязной клеветы. И наконец, их не было в день голосования, когда власть никак не отреагировала на сообщения об огромном количестве нарушений.

Сергей Ерощенко, Людмила Берлина и Андрей Должиков  с памятным знаком о начале строительства. Слева — областной министр  строительства и дорожного хозяйства Михаил Литвин
Сергей Ерощенко, Людмила Берлина и Андрей Должиков
с памятным знаком о начале строительства. Слева — областной министр
строительства и дорожного хозяйства Михаил Литвин

Но, несмотря на все это, выборы в Слюдянском районе стали одним из самых громких политических событий. Безусловно, Слюдянский район сам по себе является горячей точкой региона благодаря спорам вокруг работы БЦБК, и понятно, что выборы там всегда будут привлекать внимание. Однако заметность и значимость этим выборам придало активное участие в них региональной власти. Надо сказать, что участие власти в выборах давно стало «доброй традицией» нашей политической системы, и поэтому выборы у нас зачастую сводятся к противостоянию власти и активной части общества. Социально-экономические и политические проблемы естественно превращаются, при таком раскладе дел, в средство противостояния. Так оно и получилось в Слюдянском районе.

Должиков и Шульц выступали практически с равных позиций. Шульц даже имел фору, благодаря своей активной работе. И точно также оба кандидата вели свою кампанию без резких движений и слов. Но что-то побудило жителей района принять активное участие в выборах и отдать предпочтение Должикову. За Должикова проголосовала Слюдянка, несмотря на то, что Шульц всегда считался там уважаемым человеком, и за время своего мэрства за ним не было грехов, способных враз разочаровать избирателей. За Должикова проголосовал и Байкальск, несмотря на то, что в пору остановки БЦБК он попросту отсиделся в районной администрации, никак не проявив себя в этом деле. В разгар выборной кампании Байкальск в прямом смысле слова утопал в мусоре (БЦБК отказал городу в предоставлении полигона для свалки отходов). Решить эту проблему обязан был Должиков, полномочия у него были, но он опять-таки «отсиделся» и пальцем о палец не ударил, чтобы помочь байкальчанам. Более того, он не просто «отсиделся», а использовал эту тему в предвыборной борьбе с экс-главой Байкальска Валерием Пинтаевым. Якобы Пинтаев бросил уборку после того как его отстранили от участия в выборах. «Спасал» жителей Байкальска глава Слюдянки Алексей Шульц. Получается, что байкальчане не оценили его заботу. Ведь на одном из участков в Байкальске Должиков набрал 86%! Чем удачливый кандидат мог снискать столь пылкую народную любовь? На ум опять приходит административный ресурс и все те же нарушения, которые в таком масштабе возможны только при наличии админресурса. А в вопросе об административном ресурсе  можно уже не строить предположений, благо он был явлен широко и вполне открыто.

С самого начала кампании глава региона заявил о себе как об активном участнике процесса, громким обвинением Валерия Пинтаева в воровстве. Доказательств так и не предъявили, но «сигнал был услышан теми, кто должен был услышать» и Пинтаев в списки кандидатов не попал. Тем самым была расчищена дорога Темгеневскому. Далее административные кары обрушились на Алексея Шульца, хотя именно он по предварительным договоренностям с губернатором должен был выступать главным кандидатом взамен Должикова. Была информация, что Должикова хотели забрать в Правительствол Иркутской области. Но «договор меняется» и Шульц оказывается нежелательной персоной. Однако учитывая, что самостоятельно и честно Должиков не победит, район стал объектом повышенной заботы со стороны власти. Представители областного руководства посещали Слюдянский район, и на всех встречах с жителями присутствовал кандидат Должиков в роли мэра. Что тоже является нарушением закона о выборах. И наконец, власть закрыла глаза на нарушения в день выборов.

Осталось понять, зачем власти «городить все эти огороды»? Ведь кандидаты не были оппозиционерами, и угрозы власти не представляли. В чем выгода власти в их замене?

Первая версия – власть выполняла заказ «Олега Дерипаски». Предприниматель Дерипаска, владеющий энергетикой и алюминиевыми предприятиями в регионе, стал уже фигурой мифической, которая по определению должна влиять на все происходящие процессы. Поскольку принято решение о закрытии БЦБК, на устранение последствий закрытия федеральная власть готова выделить около семи миллиардов рублей, само собой, получить и освоить эти деньги Дерипаске было бы желательно, и для упрощения дела необходимо иметь подконтрольную местную администрацию. Кроме того, получить эти деньги Дерипаске очень важно и потому, что в противном случае закрытие завода будет выглядеть как его политическое поражение. То есть «закрыть» завод окончательно он должен сам.

Версия вторая – власть выполняла заказ депутата Государственной Думы РФ от республики Бурятия Михаила Слипенчука. Как бизнесмен и политик, тесно связанный со сферой туризма и природоохранными вопросами Байкала, Слипенчук тоже мог бы рассчитывать на получение «денег БЦБК». И в этом случае тоже должен был озаботиться формированием местной администрации для себя. Тем более зона Байкальска и части Слюдянского района попадает в особую зону по развитию туризма, которую депутат Михаил Слипенчук и губернатор Приангарья Сергей Ерощенко публично договорились осваивать вместе.

Но есть еще и третья версия – данная операция – самостоятельное дело самого губернатора. Ради Слюдянского района губернатор оставил практически без внимания выборы в Ангарске, куда политически более важные, отделавшись формальной поддержкой проигравшего кандидата. Очевидно, как бизнесмен, глава региона посчитал выборы, где фигурируют большие деньги, более значимыми, и всеми силам продавливал своих кандидатов. Если речь шла не о желании получить федеральные деньги для подконтрольных структур, то губернатор мог устроить «аукцион» между главными претендентами. При таком раскладе Сергею Ерощенко нужны были не просто «кандидаты от власти» или «кандидаты от партии власти», нет, ему были нужны «личные» кандидаты, обязанные своим положением только ему. Как в свое время губернатор Дмитрий Мезенцев сделал личным кандидатом на должность мэра Иркутска Сергея Серебренникова, тем самым показывая, что именно Иркутск станет основной точкой интереса губернатора. Поэтому нынешнего губернатора никак не мог устроить технократ Алексей Шульц, желавший совместной работы с областной властью, ибо работа по развитию территории предполагает корректировку планов по реализации больших туристических бизнес-проектов. И противоречивый, но активный Валерий Пинтаев тоже не вписывался в образ желаемого будущего. Местная власть в этой схеме должна сидеть тихо и не мешать. Здесь еще накладывается проблема выбора пути развития туризма на Байкале – региональная власть выступает за увеличение турпотока и превращение туризма в весомую статью региональных доходов, тогда как местное сообщество за туризм как подсобный заработок. Образно говоря местная власть хочет развивать туризм, для того чтобы люди жили, а региональная власть хочет, чтобы люди жили для развития туризма.  Однако сложность в том, что  формальная победа, одержанная таким способом, начисто лишает новых руководителей города и района легитимности. Образующийся из-за этого вакуум власти будет в дальнейшем заполняться либо деструктивным элементом, либо неформальными политическими структурами местного сообщества. Уже сейчас активная часть жителей Слюдянки и Байкальска, разозленная тем, что их политическая позиция была раздавлена голосами оболваненной или подкупленной  массы, начинает предпринимать попытки по самоорганизации. Тем более что в области есть пример борьбы граждан с властью, закончившийся поражением власти. Речь идет о конфликте мэра города Усть-Илимска с группой активных горожан. Правда мэр уже был коррупционером и убийцей. Объединенные желанием закончить правление неудачного мэра, стихийная «оппозиция» после нескольких лет борьбы и множества тактических поражений добилась своей цели. В конце концов, мэр Дорошок был осужден по обвинению в убийстве и посажен на девять лет. У байкальчан и слюдянцев борьба с Должиковым и Темгеневским только начинается.

Владимир Левин

© 2012, БГ Иркутск, в сокращении

Фото Александра Шудыкина, Байкальские вести 

Вся региональная власть «тащит за уши в мэры» только одного кандидата, даже без оглядки на возникающие при этом противоречия.

Сергей Ерощенко, Людмила Берлина и Андрей Должиков  с памятным знаком о начале строительства. Слева — областной министр  строительства и дорожного хозяйства Михаил Литвин
Сергей Ерощенко, Людмила Берлина и Андрей Должиков
с памятным знаком о начале строительства. Слева — областной министр
строительства и дорожного хозяйства Михаил Литвин

С одной стороны губернатор Иркутской области со страниц местной прессы говорит «спасибо мэру Слюдянского района Андрею Должикову за хорошую работу» (Должиков – кандидат на пост мэра), с другой, — региональные депутаты и чиновники буквально «заполонили» территорию, проводя серию различных по форме мероприятий. А наличие большого количества «начальников» может говорить только об одном – в Слюдянском районе серьёзные проблемы. В таком случае, о какой благодарности со стороны губернатора идёт речь?

Но по замыслу региональной власти смысл этих противоречивых действий — во внимании к Андрею Должикову. В конечном итоге мотивация населения должна быть в следующем: «если этому кандидату столько внимания и благодарностей, если он окружён такими «большими» людьми, следовательно, и денег будут давать району и помогать ему будут, значит надо голосовать за него».

Кандидата единороса Андрея Должикова политическая партия «Единая Россия» официально на выборы даже не выдвигала, поскольку местное отделение отказало ему в поддержке. При этом и Должиков написал официальное заявление об отказе в поддержке со стороны партии.

На равных, за пост мэра района «сражаются за голоса избирателей» ещё два члена партии «Единая Россия»: Алексей Шульц и Алексей Ильенко.

По закону «О выборах» действующий мэр должен уйти в отпуск на время предвыборной кампании, оставив за себя исполняющего обязанности чиновника. Формально всё соблюдено, на деле кандидат Должиков представляет Слюдянский район, как действующий мэр.

Во вторник, 9 октября, в Слюдянский район запланирован «большой десант» депутатов фракции «Единая Россия» в Законодательном Собрании Иркутской области. Так официально называется небывалое по количеству высоких гостей в этих краях мероприятие. На территории одновременно будут работать шесть депутатов, в составе которых председатель и заместители председателя регионального парламента, пять министров регионального правительства и председатель иркутского регионального отделения политической партии «Единая Россия» и депутат Госдумы РФ Сергей Тен.

Круглые столы будут проводиться по широкому спектру тем: местное самоуправление, образование, культура, спорт, здравоохранение, социальная защита, строительство и жилищно-коммунальная сфера. Закончится цикл дневных мероприятий встречей с населением, которое проведут Сергей Тен, Людмила Берлина, Геннадий Нестерович, Геннадий Истомин и кандидат в мэры Слюдянского района Андрей Должиков.

На днях территорию уже посещал депутат Законодательного Собрания по избирательному округу № 13, в который входит и Слюдянский район, Геннадий Истомин и поздравлял учителей с профессиональным праздником. Рядом с ним опять же был кандидат в мэры Слюдянского района Андрей Должиков. Событие было омрачено протестами жителей города Байкальска, которых незаконно разогнали. Жалобы от байкальчан уже направлены в полицию, прокуратуру и в Управление собственной безопасности ГУВД Иркутской области.

Перед этим Слюдянский район посещали губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко, председатель Заксобрания Приангарья Людмила Берлина, члены регионального правительства и исполняющий обязанности начальника ВСЖД РЖД Николай Маклыгин. Делегацию сопровождал опять же кандидат в мэры Слюдянского района Андрей Должиков. Байкальчане искали встречи с губернатором, но тщетно.

Cтроительство школы в поселке Култук;
Cтроительство школы в поселке Култук;

В городе Байкальск Слюдянского района Иркутской области действительно серьёзные проблемы, связанные с предстоящими выборами и объявлением возможного закрытия градообразующего предприятия, Байкальского ЦБК. Там уже прошёл многочисленный митинг, жители пикетировали около здания правительства Иркутской области в областном центре и намеревались провести акции протеста у здания правительства РФ в Москве. Но региональные власти на это не обращают внимания. Как не обращают внимания и на то, что произошло в самом начале избирательной кампании.

В начале сентября на имя губернатора, в прокуратуру, областную избирательную комиссию и приёмную президента РФ была направлена резолюция совместного собрания двух Дум (Слюдянки и Слюдянского района) и общественности. Депутаты, директора учебных заведений, почётные граждане, начальники производств и сферы ЖКХ, руководители железнодорожных структур, главврачи, председатели советов ветеранов, профсоюзов и советов отцов, учителя, руководители торговых и спортивных организаций, а также клубов индивидуальных предпринимателей… обратились с просьбой помочь провести выборы честно. Подписи под резолюцией должностных лиц заняли пять страниц.

Цитирую фрагменты обращения.

«…В районной, подчёркнём, муниципальной газете «Славное море» с весны 2012 года стали печататься под разными псевдонимами заезжие пиарщики. Они не работают в штате. Но им позволено, мы уверены, с согласия мэра Слюдянского района А.В. Должикова, печатать грязь – именно грязь, а не критику… У нас есть вопросы к правоохранительным органам: откуда взялись миллионы рублей на агитаторов, бригадиров и пиарщиков? Или в Слюдянском районе правит не Закон, а заезжий пиарщик, постоянно печатающийся в «Славном море»? Кому выгодно оболванивать избирателей? Очевидно только тем лицам, которые имеют огромные финансовые средства, чтобы побольше соврать и усесться в кресло…

Мы обращаемся к субъектам избирательного процесса, не призывать и не побуждать экстремистскую деятельность, не обосновывать и не оправдывать экстремизм. Предупреждаем о незаконной агитации, возбуждающую социальную, расовую, национальную или религиозную рознь, унижающую национальное достоинство…»,  – написано в резолюции.

Ответ на резолюцию до сих пор не поступил ни из одной инстанции. Региональные власти, поддерживая Должикова, стали сами соучастниками тех событий, которые происходили и происходят в ходе предвыборной борьбы. Такое пренебрежение к свободному волеизъявлению граждан жители Иркутской области за последние два года уже наблюдали. В 2010 году губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев решил посадить в кресло иркутского градоначальника, на тот момент только что избравшегося мэра города Братска Сергея Серебренникова. В результате область получила сразу две нестабильных в развитии территории: Иркутск и Братск, нигде не проведя «своих» кандидатов.

В Слюдянском районе ситуация будет ещё сложнее. Результаты таких «грязных выборов» лидеры общественных организаций, социальных и профессиональных групп, ко мнению которых прислушивается большинство жителей территории, будут служить предметом раскола внутри территории и между территорией и региональной властью долгое время.

Но пока время исправить положение дел, несмотря ни на что, ещё есть.

 Сергей Королёв  БГ Иркутск 

Фото Елены Пьяновой и Александра Шудыкина, «Байкальских вестей».

Александр Гимельштейн, главный редактор ВСП: – Представлять известных людей не очень-то нужно. Можно смело сказать, что губернатора Иркутской области Сергея Ерощенко все мы знаем. А если говорить о «Восточно-Сибирской правде» как о гражданском институте, она его знает с молодости, наверное. Мы дадим возможность губернатору начать, а потом приступим к вопросам.

Сергей Ерощенко: - А начать, наверное, нужно с моей позиции, с ответа на вопрос, зачем я вообще пошёл на пост губернатора. Меня тут недавно даже ребятишки спросили, хотел ли я стать губернатором. Было время, когда я имел такую возможность, но не хотел. Позже настал момент, когда подошёл к тому же рубежу, что и многие: нужно либо что-то менять, либо уезжать из Иркутской области. 

Работать дальше в такой ситуации стало невозможно. Серьёзные группы, такие как Внешэкономбанк, «Ростехнологии» или тот же «Истлэнд», не могли, например, добиться того, чтобы их приняли как инвесторов иркутского аэропорта. Это вызывало у всех удивление. А в мае Иркутской области было отказано в принятии аэропорта на баланс по причине отсутствия инвесторов. Такая ситуация продолжалась и продолжалась. Попытавшись заняться инфраструктурой, я столкнулся с тем, что реальной работой в этом направлении, оказывается, никто у нас не занимался. Не хочу никого критиковать, это просто анализ сегодняшней ситуации, с которой приходится стартовать. 

Когда мы говорим о туризме или о развитии Иркутской области вообще, начинать приходится с дорог. Из программы развития Сибири и Дальнего Востока нас при этом периодически выкидывают, приходится прилагать усилия, чтобы там оставаться. Но выкидывают не из-за происков конкурентов, хотя и этот момент присутствует. Основная причина в том, что мы не представляем никаких программ. Приведу совсем недавний пример. Будучи в Москве, я попытался восполнить этот пробел и предложил расширить дорогу Иркутск – Листвянка. Тема была озвучена мною в личной беседе с министром природных ресурсов РФ Сергеем Донским. Много лет у нас идут разговоры на эту тему, не один депутат на этой дороге «выбрался», казалось бы, осталось только подтолкнуть такую идею. Министр хорошо воспринял предложение, пообещал быстро двинуть документы. Но на следующий день раздался звонок, из министерства сообщили, что никто и никогда из Иркутской области с такой заявкой не обращался. 

Другой пример – Байкальск. Для того чтобы что-то сделать с БЦБК, нужны простые, но системно проработанные действия, чтобы народ не был заложником «похода в никуда». Ни один частный собственник не решит проблемы БЦБК. Придя на пост губернатора, я для себя сразу обозначил этот вопрос как приоритетный. В ближайшее время состоится совещание у премьер-министра, и государство будет приведено к собственности в Байкальске. Оператором станет Внешэкономбанк, его согласие уже получено. Как только это произойдёт, можно будет приступать к разработке алгоритма закрытия комбината. О перепрофилировании БЦБК нужно забыть – этот комбинат уже давно не является предприятием по производству целлюлозы. У каждого объекта есть собственник, и его интересы можно просчитать. Надеюсь, нам удастся консолидировать общество вокруг Байкальска, а не наоборот. Я пришёл добиться конкретного результата. Я не собираюсь отсюда уезжать и делаю всё для того, чтобы люди обо мне нормально вспоминали. За свою работу готов отчитаться перед всеми. Это мой подход.

Я абсолютно открытый человек, но небольшой любитель общения с прессой. Для меня самое главное – добиваться результата. Я пытаюсь всех убедить, что нужно сделать хорошо, чтобы люди сами о тебе нормально писали, а не наоборот. Но если у вас есть вопросы, я всегда готов и встречаться лично, и на такие встречи приходить. Обращайтесь.

Александр Гимельштейн: – Я подхвачу эту тему «нормальных мэров». На встрече с редакторами, которая имела место месяца два назад, вы говорили, что не удовлетворены качеством менеджмента в территориях. Я тогда на это среагировал и привёл пару примеров, на мой взгляд, вопиющих. В Иркутской области есть единственный прецедент прямого нарушения Конституции. Я имею в виду случай, когда мэр Слюдянского района Должиков пытался вводить цензуру в СМИ, которые являются собственностью района. Идёт кампания по выборам мэров практически по всей Иркутской области. В массе своей действующие мэры, используя все виды административного ресурса, двигаются обратно в свои ещё не остывшие кресла, в Слюдянке происходит то же самое. Особенно меня в этом отношении умиляет так называемая правящая партия, которая сначала отказывала Должикову в выдвижении, потом выдвинула его, а потом он сам отказался от выдвижения со стороны этой партии. У нас вообще есть власть или нет?

Сергей Ерощенко: – Это далеко не единственный пример подобного поведения мэра. Ручное управление газетами у нас имеет место практически на всех территориях. Да и не только это. Пинтаев (мэр Байкальска) разворовал всё, что можно, я прямым текстом об этом говорю, находясь в редакции газеты. При этом человек опять собрался выдвигаться на пост мэра. А на посыл, есть власть или нет, я отвечу так: нельзя силовым методом всё решить и тем более побуждать к этому губернатора. Этим можно увлечься, и это станет нашим единственным инструментарием. 

Во всей каше, которая заварена вокруг БЦБК, звучит ещё одна спекулятивная тема, и в этом есть и моя вина. Это тема ЖКХ, конёк главы Байкальска, который фактически является моим подчинённым и занимается бизнесом на бюджете. По моему мнению, нам нужно сделать среду обитания неприемлемой для таких, как Пинтаев. На любое депрессивное предприятие приди, и увидишь, что не все занимались разворовыванием. Когда я пришёл в пароходство и мы выделяли деньги на восстановление флота, я увидел, что к концу навигации капитаны и матросы снимали и уносили с корабля всё, что могли. «Мы так привыкли», – говорят. Так же было и в «Востсибугле», и на других предприятиях. Но потом ты даёшь другой посыл, и люди тебе верят. Тогда начинает меняться сама атмосфера, и уже никто никому не даст что-то тащить. Так же и здесь. Иначе сколько ты ни поставишь охраны и видеокамер, всё равно не удержишь. Нужно создавать среду, в которой неприемлемо этим заниматься. 

Татьяна Постникова, корреспондент: – В Байкальске есть ещё одна проблема кроме БЦБК. Уже два года там существует особая экономическая зона, и успешным этот проект назвать никак нельзя…

Сергей Ерощенко – ОЭЗ «Ворота Байкала» – наша долгоиграющая проблема, и судьба у неё пока печальная. С самого начала её перетаскивали то в Голоустное, то в Крестовую падь, теперь вот – в Байкальск. Ну нельзя было тащить зону в такую проблемную территорию. Вред комбината не только в том, что он выбрасывает в атмосферу и воду отходы. На самом деле сейчас он выбрасывает их ещё меньше, чем в советское время, когда Байкал спокойно справлялся с этими стоками, скажу вам как физик. Но одна дымящаяся труба наносит туристско-рекреационной зоне такой колоссальный репутационный ущерб, которого хватит на то, чтобы никогда никакого международного туризма в этом пространстве не было. Это всё та же спекуляция на бюджетных средствах.

Как человек, профессионально занимавшийся туризмом, думаю, что ОЭЗ нужно было разместить в другом месте и обязательно включить в состав зоны КБЖД. К счастью, у нас есть огромное стратегическое преимущество. У нас есть туристическое на-следие – старая железная дорога, есть инфраструктура – Ангара и паромная переправа, есть дорога на Байкал, которую надо расширять, есть аэропорт, способный принимать миллион туристов, наконец, есть сохранённая местная авиация и речной флот. 

Если отталкиваться от того, что мы действительно имеем, можно найти реальных резидентов этой туристической зоны. Это РЖД, это «Иркутскэнерго» с попыткой организовать в данной сфере свой бизнес. 

Но нельзя обманывать самих себя. Никогда горнолыжный курорт в Байкальске не будет международным, потому что мы находимся в конкурентной среде. Если из Москвы до Швейцарии и обратно можно слетать за тысячу долларов, то в Байкальск добираться дороже, а цены-то здесь сопоставимые. 

Наталья Мичурина: – В какие сроки вы собираетесь определиться с кандидатурой министра ЖКХ?

Сергей Ерощенко – Я уже определился, кандидатура проходит необходимые согласования. У меня нет проблемы с назначением людей. На должность первого зама, наверное, человек десять были готовы пойти. Я же вырос здесь, многих знаю. Даже среди вас можно найти как минимум советников по сельскому хозяйству и строительству. 

Александр Гимельштейн: — Сергей Владимирович, каждый месяц мы вас, пожалуй, звать не будем, потому что вы начнёте отказываться. Но раз в полгода видеть вас за нашим круглым столом было бы хорошо. Надеемся также подвести с вами итоги года в декабре. 

ВСП

В середине сентября 2012 года ожидается приезда заместителя председателя правительства России Аркадия Дворковича в Байкальск – на Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, где власти Иркутской области представят предложения по рекультивации накопленных отходов БЦБК. Как сообщил «Байкал Инфо» источник на комбинате, вместе с Дворковичем ждут губернатора Иркутской области Сергея Ерощенко, представителей министерств природных ресурсов и экологии и экономического развития России. Дата визита пока не уточняется.

Аркадий Дворкович - заместитель председателя правительства России
Аркадий Дворкович - заместитель председателя правительства России

Напомним, летом на федеральном уровне было принято решение о выработке предложений по проведению противоселевых и рекультувационных работ по золошламонакопителям БЦБК. В федеральной программе об охране Байкала и развитии территории, которая начала работать в августе 2012 года, в нынешнем году запланировано выделение 102,6 млн рублей на вышеназванные цели. Всего же до конца действия федеральной программы – свыше 2,9 млрд рублей, все средства – из бюджета России. Ожидаемый итог – сокращение площадей с высоким и экстремально высоким загрязнением, на 1,61 кв. км. Однако, как подчеркнул премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на последнем заседании правительства, на эту программу финансирование еще не выделялось.

Лимнологический институт СО РАН совместно с ОАО «Сибгипробум» в 2011 году провел инвентаризацию 20 объектов Байкальской природной территории, на которых накоплен экологический ущерб, связанный с прошлой хозяйственной деятельностью. Как рассказал «Байкал Инфо» заместитель директора по научной работе, кандидат геолого-минералогических наук, заведующий лабораторией биогеохимии Лимнологического института Александр Сутурин, в результате стало ясно, что наибольшую опасность для Байкала представляет БЦБК и его шламовые отходы, накопленные в 14 картах (резервуарах) на берегу в Центральной экологической зоне Байкальской территории. По проекту ликвидации экологического ущерба от хозяйственной деятельности БЦБК, разработанного учеными, рекультивировать шламовые отходы можно в течение пяти лет. По мнению ученых, эту работу нужно проделать в первую очередь, так как есть опасность попадания большого количества шламлигнина из карт БЦБК в Байкал.

Байкал-инфо