Среда, Август 23, 2017
Ключевые слова Сообщения с тегами "экология"

тег: экология

Зимняя сессия школы экологического предпринимательства пройдет в Байкальске 6-10 февраля. В ней примут участие молодые предприниматели, желающие заняться «зеленым» бизнесом.

Создатели школы отмечают, что сегодня в России нет опыта целенаправленной подготовки молодежи к разработке и внедрению экологоориентированных предпринимательских проектов. Школа представляет собой площадку для проработки зеленых бизнес-инициатив, а также образовательный центр для бизнесменов, которые будут работать в условиях особой экономической зоны туристско-рекреационного типа на южном Байкале.

По словам эксперта школы, учредителя туроператора «Байкалов» Анатолия Казакевича, запланированное интенсивное развитие туризма на юге Байкала требует притока людей с экологическим мышлением. Только они смогут превратить промышленную территорию в пригодную для развития экотуризма.

Школа экологического предпринимательства организуется фондом «Возрождение Земли Сибирской» при поддержке компании «En+ Group» и администрации города Байкальска. Партнером проекта выступил туроператор «Байкалов».

В первой очной сессии школы экологического предпринимательства, которая состоялась в июле 2012 года, приняли участие 44 предпринимателя из Байкальска, Иркутска, Ангарска и Култука. Тогда участники вынесли на сессию 21 бизнес-идею. На итоговую инвестиционную защиту вышли 7 бизнес-проектов. Проект-победитель предполагал в течение 3 лет перелицевать 15 000 кв.м тротуаров в Байкальске. Тротуарную плитку и бордюры предполагалось производить из песка и отходов пластика, собранного на берегах Байкала.

Источник: Ratanews

 

Министерство природных ресурсов и экологии России собирается внести изменения в приказ о нормативах предельно допустимых воздействий на уникальную экологическую систему Байкала, которые, по мнению защитников Байкала, просто легитимируют нарушения Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Как рассказала «Байкал Инфо» ученый секретарь научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал, член межведомственной комиссии по вопросам охраны Байкала Ирина Максимова, эти изменения приведут к увеличению количества сбрасываемых в Байкал вредных веществ, в частности, отходов производства БЦБК. Новое научное обоснование нормативов и их корректировка не сможет возвратить комбинат в правовое поле, поскольку технология производства целлюлозы не позволяет избавиться от сбросов веществ, особо опасных для экосистемы озера Байкал, сброс которых в Байкал недопустим в принципе.

«Увеличение количества сбрасываемых в озеро отходов просто недопустимо, – подчеркивает Ирина Максимова. – Вообще смешно даже говорить о том, чтобы разрешать хоть какое-то количество сточных вод сбрасывать в воду, не говоря уже о разрешении на увеличение этого количества. И, тем не менее, нормы есть, но когда их устанавливали, было заблаговременно известно, что БЦБК их соблюдать неспособен. Несмотря на это, разрешения на работу комбината из года в год выдаются». Как отметила Ирина Максимова, для Байкала хлор вообще недопустим, и никакие штрафы за нарушение экологического законодательства не исправят вреда, который наносит озеру работающий на берегу комбинат. БЦБК из 72 млн рублей штрафа за нарушение экологического законодательства пока выплатил только 2 млн рублей. А экологический ущерб, по словам ученого, оценивается миллиардами рублей.

Напомним, в феврале 2012 года состоялось межведомственное совещание по вопросу возможности пересмотра требований приказа минприроды России «Об утверждении нормативов предельно допустимых воздействий на уникальную экологическую систему озера Байкал и перечня вредных веществ, в том числе веществ, относящихся к категориям особо опасных, высокоопасных, опасных и умеренно опасных для уникальной экологической системы озера Байкал». В итоге было решено создать рабочую группу и в трехмесячный срок подготовить предложения по изменению в приказ. Как рассказала Ирина Максимова, чтобы не допустить принятия таких пагубных для Байкала изменений, ученые намерены написать письма в вышестоящие инстанции, постараться донести до общественности важность проблемы охраны Байкала.

Байкал-инфо

Главная цель возобновления работы БЦБК после длительного останова — это, прежде всего, обеспечение жителей г. Байкальска работой и достойной заработной платой. Результат: за последние 4-е года существования БЦБК, уровень заработная плата был увеличен единожды, всего на 6%. За тоже самое время официальная инфляция в стране составила около 30 %. Что естественно, вызывает возмущение работников комбината. Понимая, что, но не без участия простых людей, не без их труда и терпения комбинат снова начал работать и выпускать товарную продукцию после останова в 2008 году. Поэтому, естественно желание работников не только жить мечтами о светлом будущем, но и видеть их реальное материальное воплощение, в том числе и в виде повышения материального достатка.

В результате складывается наглядная ситуация, когда происходит выкачивание денег Дерипаской и теперь уже Альфа-банком из денежного оборота предприятия. А о простых рабочих, к сожалению забыли.

Общественная организация Голос Байкала, поддерживает требование митингующих. И призываем руководства БЦБК, если у него осталось хоть капля совести, пересмотреть уровень заработной платы рабочих, и увеличить ее минимум на 8%, согласно официальной инфляции в 2011 году, а если идти по закону и по справедливости то увеличение должно быть на все 20 %. Также необходимо возвратить все надбавки, которые их лишило новое руководство. Голос Байкала также призывает разогнать ненужных директоров, которых развилось как грибы после дождя, и установить планку для начальников всех уровней, НЕ БОЛЕЕ трех-кратного размера средней заработной платы.


МИТИНГУЮЩИЕ считают обманом и провокацией, когда слышат заявление о их якобы существующем уровнем заработной платы в районе 18 тысяч рублей. – Такого и нет в помине. Если директора зарабатывают миллионами, а простой рабочий 5-7 тысяч, вот отсюда и берется средняя в 18. На митинге была принята РЕЗОЛЮЦИЯ, за которую проголосовали ВСЕ МИТИНГУЮЩИЕ, а это около 300 человек. Голос Байкала в ближайшее время ознакомит всех с ее содержанием.

Евгений Валов, Голос Байкала

Фото: Евгения Валова, Голос Байкала

В байкальском регионе отношение к Байкалу несколько странное: им принято гордиться, показывать гостям, но вот мусор по его берегам убирают иностранные волонтеры. Почему так происходит, какие основные экологические проблемы Байкала наиболее актуальны, рассказал директор Байкальского института природопользования Сибирского Отделения РАН, член-корреспондент РАН Арнольд Тулохонов.

- Арнольд Кириллович, вы — один из самых заметных представителей научного мира, занимающихся экологическими вопросами Байкала и Сибири. Скажите, как вы стали экологом?

- Раньше такой профессии как эколог не было, поэтому я учился географии, окончил географический факультет Иркутского госуниверситета по специальности географ. География — понятие очень широкое, включает в себя изучение социальных, природных и многих других процессов и явлений. Двадцать лет назад с коллегами я создал институт, и сейчас он, один из немногих академических институтов, занимается проблемами устойчивого развития или, проще говоря разбирается, как решать современные экологические проблемы не в ущерб будущим поколениям.

- Какую экологическую проблему нашего региона вы назвали бы наиболее острой?

- Байкал и земля вокруг озера – это часть глобальной экологической проблемы. Проблем у озера много, но самая главная – это отсутствие культуры у населения, общества, которое более всего увлечено задачами сегодняшнего дня. Отсутствие культуры поведения на отдыхе, отсутствие культуры потребления, отсутствие привычки убирать за собой мусор на отдыхе, отсутствие культуры поддержания порядка. Это главное, все остальное уже вторично. Поэтому и основная задача сегодня – формирование этой самой культуры, которая в России совершенно не развита. Яркий пример: вас не удивляет, что ежегодно убирать берег Байкала от мусора приезжают волонтеры из Америки или Германии, но ни один житель Бурятии не догадается ехать очищать Женевское озеро? Это потому что у нас и у них другой менталитет, другое мышление.

- Как вы считаете, почему у нас такая разница в восприятии экологических проблем?

- Первое и главное — это отношение к окружающему, складывающееся десятилетиями на тезисе о том, что «все вокруг колхозное, все вокруг мое». Так нас воспитали. Когда у человека нет собственности, он просто не понимает — что именно нужно охранять и почему именно он должен это делать. Население рассуждает следующим образом: «Почему я должен решать не свои проблемы?».

- Однако другой планеты у нас нет, есть какая-то возможность убедить людей в этом?

- Лозунги есть, дел нет, и пока ничего не меняется. Ключевым вопросом в решении проблемы сохранения окружающей природной среды является интерес местного жителя. На берегах озера должна развиваться экономика, в которой основным деятелем является человек, живущий здесь. А для этого он должен иметь собственность и ее сохранять. Голодный человек не может решать экологические проблемы. Вот вам простой пример, не связанный с Байкалом. Недавно один депутат сказал, что Матвей Баданов (руководитель агрохолдинга «Николаевский») и Сергей Пашинский (директор ООО «Гарантия-2»), развивая крупные предприятия по свиноводству и картофелеводству, охраняя свои пашни, портят землю. А ведь они вложили деньги, построили культурные пастбища, засеяли поля. На этих полях местные жители специально «потраву» делают — построенные заборы снесли, сторожей избили. Потому что вокруг, в основном, «халявщики», которые не хотят работать. Нам таких людей, которые работают на нашей земле, надо поддерживать, это — средний класс, основа общества.

В России никогда не любили богатых и отсюда у нас все беды, но ведь если человек закреплен на месте, он за свое и радеет, он хочет его сохранить, бережет. Вот почему у нас лес горит? Потому что там хозяев нет. А когда у человека есть собственность, он начинает охранять леса, пастбища, сенокосы и прочее. Когда президент Бурятии года два назад заговорил о частной собственности на Байкале, народ закричал: «Как так? Наш Байкал воруют!». А, возможно, это единственный выход. Не будет собственности на Байкале, так он и будет общий, так все и будут тащить и гадить.

- Но ведь государство выделяет деньги на экологию. Как вы считаете, те миллиарды рублей, которые федеральный бюджет дает на решение проблем Байкала, могут снять вопросы?

- Вообще-то реальных средств нет, а если выделяют, то на какие-то непонятные вещи. По закону и по логике для решения экологических проблем, в первую очередь, должны ставиться задачи, потом разрабатываться концепция, на основе которой потом готовят программу, и уже по ней проводить какие-то конкретные мероприятия. А у нас все наоборот — начинают выполнять мероприятия, когда программа еще не утверждена. Вот и по Байкалу так же: самой программы пока нет, а мероприятия, причем какие-то отрывочные, уже пошли — все задом наперед, телега впереди лошади.

- Вы в какой-то мере противопоставляете этому документу программу по утилизации боеприпасов в Гусиноозерске. Почему и что это за программа?

- Это стартовое мероприятие по утилизации боеприпасов. В июле 2001 года в Селенгинском районе Бурятии произошла серия взрывов на военных базах хранения боеприпасов. После этого была проведена первоначальная работа по сбору взрывоопасных предметов, разлетевшихся на большой площади. Однако в земле и в Гусином озере осталось ещё много боеприпасов и их фрагментов. За минувшие 10 лет от них пострадали десятки человек, в основном, подрываясь при попытке извлечь из боеприпасов взрывчатые вещества, металл. Продолжение работ по разминированию постоянно откладывалось по причине нехватки средств. Мероприятие не требует концепции, и средства идут по программе Министерства обороны. Ранее уже выделяли деньги, но они до республики так и не дошли, а сегодня нужно уже любым способом собрать эти боеприпасы, потому что они представляют угрозу и экологии, и населению и со временем все больше.

- Насколько серьезна ситуация в Гусиноозерске?

- Несколько тысяч тонн боеприпасов взорвалось, а половина так и лежит не разорванными снарядами и минами. Там есть даже «лягушки» — противопехотные мины. 17 ноября 2011 года мы показали, какая территория на сегодня очищена и как, какие проблемы стоят за этим. Второй склад вообще не очищен, акватория Гусиного озера тоже не очищена. Если снаряды не утилизировать, то они так будут представлять опасность для граждан, ведь район Гусиного озера – это фактически курортный район у жителей республики.

- Кстати, о зоне отдыха. Не грозит ли Гусиному озеру беда Котокеля?

- Если рассуждать логически, то все озера стареют и умирают, откуда и берется торф и уголь. Старение малых озер неизбежно – вопрос во времени и в нагрузке. Котокель слишком нагрузили: там последние сорок лет просто живого места вокруг озера нет, ведь каждый завод в Бурятии имел свою базу отдыха.

Озеро Гусиное образовалось в 1725 году — это исторические данные, до этого на месте озера были два болотца, посередине был перешеек, где стоял дацан. Потом случилось землетрясение 1725 года, после чего озера начали наполняться. Напротив шахты Холбоджинского месторождения раньше был остров, а сейчас там глубина озера — шесть метров. Сейчас после каждого землетрясения Гусиное озеро колеблется, оно находится в тектонически активной зоне.

- Возвращаясь к теме Байкала, каким вы видите настоящее и будущее БЦБК?

- Прежде всего, отрицательное влияние БЦБК на прилегающую водную экосистему озера и растительность побережья подтверждается исследованиями абсолютно всех специалистов, имеющих современные приборы и методы исследований. Данный вопрос просто не может не обсуждаться в научной среде.

Проблема состоит не в масштабах загрязнения. В попытках доказать безвредность стоков комбината отдельные смельчаки даже пьют воду из трубы очистных сооружений. Необходимо нашим руководителям всех уровней власти понимать, что само существование целлюлозного производства невозможно в пределах участка мирового природного наследия, как уникальной особо охраняемой территории, находящейся под протекторатом ЮНЕСКО. Более того, наличие химического загрязнения является главным фактором, ограничивающим инвестиции в развитие экономики региона и, прежде всего, в производство бутилированной питьевой воды и туризм. Начнем с того, что за все годы существования горнолыжных трасс на горе Соболиная ее посетителями являются в основном местные жители. Вряд ли можно представить привлекательность горнолыжного курорта для зарубежных туристов, вдохнувших хоть раз ароматы из труб комбината.

Никогда не будет курорта рядом с БЦБК. Никогда туристы не будут массово ездить на курорт, который стоит рядом с таким объектом. Комбинат существует и тем самым уже создает отрицательный имидж этой местности. Вторая проблема: местным жителям важно сохранить рабочие места, у них включается тот самый образ мышления, по принципу «это не мое». Много раз я говорил, что 17 лет назад, когда в 100 км от г. Байкальска в Джиде закрыли комбинат, где работали тысячи людей, никто даже не чихнул, а здесь, где работало буквально 200 человек, аналогичный вопрос вызвал такую реакцию со стороны власти. Почему поселок у Джидинского комбината, где даже картошка не растет и до города 500 км, не спасали и не будут спасать, а на Байкальске так замкнулись? Да потому что там были деньги Дерипаски и других олигархов. Эти деньги и сыграли свою роль. БЦБК надо закрывать немедленно, несмотря ни на что! Я сам видел и знаю про атмосферный воздух и водные сбросы: там нужно делать схему реабилитации отходов, а на месте говорят, что, мол, если завод закроем, то реабилитировать отходы будет некому – получается такой замкнутый круг, который надо размыкать: закрывать комбинат и выделять деньги на программу по ликвидации отходов. Когда была разработана первая программа закрытия БЦБК, оцененная в 200 млн. долларов, я предложил отдать по 20 тыс. долларов местным жителям. Они тут же уедут, устроятся в другом месте, и проблемы не будет.

- На ваш взгляд, туризм оказывает меньшее влияние на экологию, чем предприятия?

- Туризм – на самом деле тоже не менее грязная вещь, чем промышленность. Представляете, поставим отель на берегу Байкала, и будет он работать круглый год. Зимой очистные сооружения будут работать не так хорошо, как летом. На строящейся «Байкальской Гавани» проблема не только в предстоящем огромном потоке туристов, а в том, что предпроектные научные исследования даже не были сделаны. С левой стороны дороги сделали насыпь – засыпали болото грунтом, ничего не видно, хорошо. А если там тряхнет хорошо, то этот грунт поползет точно так же, как на Оймуре. Проект делали и канадцы, и москвичи и петербуржцы – те, кто никакого отношения к этому месту не имеют. Я много раз писал президенту, писал в ОАО «Особая экономическая зона», что там нужны детальные исследования, но никто не обращает на это внимания.

- Несколько лет назад случился скандал: иркутские энергетики слили на ангарских ГРЭС воды больше, чем обычно, заработав дешевой энергии, и это вылилось в экологическую проблему для Байкала. Кто сегодня следит за уровнем озера?

- Пока действует постановление, которое позволяет держать уровень в метровой отметке. Если эта система изменится, и уровень воды в озере станет выше, чем 457 метров, то, в первую очередь, размоет Ярки – песчаные острова в Нижнеангарске. После этого Байкал увеличится на 40 километров к северу, исчезнет вся экосистема Кичеры и верхней Ангары. Одна эта проблема позволяет закрыть вопрос: закон менять нельзя. Все ГЭС и любые гидротехнические сооружения делаются для того, чтобы водный режим был стабильный. В природе нужна стабильность.

- И напоследок. На ваш взгляд, какие заметные шаги в области решения проблем Байкала сделаны в последние годы?

Для решения «байкальской» проблемы сделано очень много и даже не сопоставимо больше, чем для любой российской территории. В первую очередь — это принятие многочисленных постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР, благодаря которым реализованы основные природоохранные задачи: строительство очистных сооружений города Улан-Удэ, запрет на молевый сплав по байкальским рекам, строительство грузосборочной дороги в Баргузинской долине, полный водооборот на Селенгинском ЦКК и т.д. Уже в постперестроечное время были приняты федеральные целевые программы, первый и единственный в России региональный закон «Об охране оз. Байкал», озеро включено ЮНЕСКО в список Участков мирового природного наследия. Однако мы вынуждены признать, что все эти «высокие» документы не повлияли реально на улучшение экологической обстановки в регионе. А федеральная программа по охране Байкала, принятая в 2001 году, через три года решением Минфина России закрыта как неперспективная.

Одна из причин такой ситуации заключается в отсутствии профессионализма людей, разрабатывающих и реализующих эти природоохранные документы. Как правило, они близки к федеральным природоохранным структурам, не знают реальной обстановки. На всех уровнях власти я всегда утверждаю, что политика «запретов» здесь не применима. На Байкале — самом благодарном месте нашей планеты должны жить самые богатые духовно и материально люди.

Ольга Михалева

Восток-Телеинформ

В минувшую пятницу в Байкальске «Байкальская Экологическая Волна» совместно с администрацией города провели конференцию «Управление отходами в центральной экологической зоне Байкальской природной территории».

ТБО

В конференции приняло участие около ста человек, в том числе из Иркутска и Улан-Удэ. В основном это были представители госучреждений и организаций, занимающихся переработкой твердых бытовых отходов (ТБО). Основная цель встречи – расставить приоритеты и вывести рекомендации для городских, региональных и федеральных органов власти по решению проблемы отходов. А теперь обо всем по порядку.

Первой выступила Е.В. Кучменко, начальник отдела охраны окружающей среды министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области.

«Обращение с отходами является одной из наиболее острых проблем обеспечения химической и биологической безопасности во всем мире, в том числе в России и в Иркутской области, – сказала она. – Вопрос актуален и всё чаще обсуждается.

По количеству образовавшихся отходов Иркутская область находится на 9-м месте в стране и на 3-м в Сибири. В 2010 году в среднем по России было использовано и обезврежено 60% отходов, в Иркутской области – 28%. Основными источниками загрязнения окружающей среды отходами по-прежнему являются предприятия топливно-энергетического комплекса, лесной и деревообрабатывающей промышленности, жилищно-коммунального хозяйства. На территории области находится 895 объектов размещения отходов, занимающих площадь 4 105,5 га. Более 70% из них не имеют соответствующей разрешительной документации, т.е. являются несанкционированными свалками. Меры по санитарной очистке находятся в стадии разработки».

Продолжила разбор проблемы А.А. Пушная, магистр техники и технологий по программе «Управление отходами», аспирант кафедры Иркутского государственного технического университета:

«На сегодняшний день захоронение ТБО в нашем регионе осуществляется на полигонах и является одним из наиболее распространенных методов обращения с отходами. При этом практически все полигоны не отвечают санитарным требованиям, представляют эпидемиологическую опасность, нарушают природный ландшафт и загрязняют почвы, грунтовые воды и атмосферный воздух. Очень много свалок возле рек и в туристической зоне озера Байкал».

Сегодня во всех городах региона остро стоит вопрос о включении всех свалок в реестр объектов размещения отходов и приведении существующих полигонов в соответствие санитарным и экологическим требованиям, а также получение на них лицензий.

ТБО

Но даже это не гарантирует решения проблемы, так как основными документами, регулирующими процедуры размещения отходов в Байкальском регионе, являются требования и инструкции, которые были разработаны ещё во времена СССР и не отвечают современным международным требованиям.

О том, как решают проблему ТБО в г. Иркутске, и о тех проблемах, с которыми сталкиваются предприятия-переработчики, поведала М.А. Качина, представляющая «Международный экологический центр «Baikal Waste Management».

«Тенденция третьего тысячелетия такова – весь мир постепенно уходит от сжигания и захоронения отходов, внедряя рационализированную систему сбора и переработки компонентов ТБО в продукты, имеющие потребительский спрос, – пояснила она. – Расчеты по повторному использованию ТБО (стекла, пластика, бумаги, картона и т.д.) говорят, что оно способно приносить прибыль, а главное – не чревато загрязнением окружающей среды. Затраты на реорганизацию сбора и переработку мусора несопоставимы с затратами на его сжигание и захоронение.

Кроме того, необходимо формировать у населения экологически ориентированное сознание о том, что твердые бытовые отходы могут обращаться в доходы, то есть часть отходов, образующихся в процессе жизнедеятельности человека, это не что иное, как вторичные материальные ресурсы, которые нужно и можно извлекать из общего потока на стадии их образования».

Все рекомендации, выработанные на конференции, будут направлены в министерство природных ресурсов РФ.

 Кстати, в Байкальске креативно мыслящие граждане уже давно решают проблеу с отходами, причем достаточно изящным способом:

12 шк.Вашему вниманию представлены модели вечерних платьев. Первое сделано и полиэтиленовых пакетов из под молока.

1А это ме менее интересная модель, она полностью выполнена из металлических пивных пробок.

1К сожалению, из этого платья модель выросла, оно выполнено из конфетных фантиков. Все представленные модели были изготовлены в школе № 12.

Подготовил Лембит Луйк.
Фото автора.

Сегодня огромное внимание уделено экологии города Байкальска, особенно в условиях повторного запуска БЦБК. И далеко не все так гладко. Сегодня в гостях у ГолосБайкал.РФ  Гулин Алексей Александрович, главный эколог Слюдянского района, около 10 лет возглавлявшего НМЭЦ (Научно-методический экологический центр), который действиями районной власти был ликвидирован  несколько лет назад, кандидат биологических наук,   председатель  региональной общественной экологической   организации «Экологический патруль Байкала»

- Здраствуйте Алексей Александрович. Город Байкальск известен, прежде всего, Байкальским целлюлозно-бумажным производством, ну и собственно всем, что происходит вокруг него. Вы десятки лет следите за его производством, и, наверное, нет человека который лучше вас разбирается в этой теме. Как влияет БЦБК на Байкал и город?. И вообще нужен ли БЦБК сегодня городу Байкальску?
- Проблема БЦБК имеет большой масштаб: она известна как у нас в стране, так и за рубежном. Эта проблема представляет собой в свою очередь комплекс экономических, экологических и социальных проблем. Многие обеспокоенны социально-экономическим проблемами города и, конечно же, экологическими проблемами Байкала. Влияние БЦБК на экосистему озера Байкал и е прилегающие к нему территории очевидно. БЦБК на таком уровне природного объекта как Байкал, изначально не должен был здесь возведен.
Будущее, конечно же, не за БЦБК, Должно быть выбраны другие направления. Для этого необходимы прорывные проекты. На то и дан дополнительный срок комбинату, чтобы в краткие сроки развить эти направления деятельности, которые будут способствовать развитию города.

- Какими преимуществами Байкальск обладает?

- Здесь есть все транспортные развязки. В общем, то просторная территория, где можно что-то создавать, строить, размещать, улучшать! Природные условия тоже хорошие. Близость Байкала, живописные горы, чистые горные реки. Сравнительно близко располагается Тункинская долина, с одной стороны, и дельта Селенги (с ее тоже интересными ландшафтами), с другой. Очень живописный интересный горный комплекс «Хамар-Дабан». Долины рек. Красивейший ландшафт. Высокогорье. Все это рядом. И это те объекты, которые должны быть показаны.
Прекрасная для отдыха пора у нас — это осень. Этот период у нас в настоящее время не задействован в плане туризма. Я выступаю за те направления, которые бы, прежде всего, работали круглогодично.
Байкальск уникален тем, что он созвучен с городом Байкал. Само название Байкальск — это уже достопримечательность. Да и сам
 Байкал находится в нескольких сотнях метров.
Институт географии Академии наук на территории Слюдянского района рекомендует 149 объектов — памятники природы, которые могут и должны являться объектом познавательного туризма и экологического просвещения населения. Их не надо содержать. Необходимо использовать потенциал, который уже есть. К описанию этих памятников природы и описанию маршрутов к ним могут успешно привлекаться педагоги и школьники.
Плюсом Байкальска еще является довольно высокий интеллектуальный уровень. Есть люди которые могут и уже выступают с предложениями, которые несут смысловую нагрузку. И эти идеи должны быть включены в базу данных идей по развитию как г. Байкальска, так и Слюдянского района в целом. Эти предложения, идеи, проекты должны, на мой взгляд, регулярно обсуждаться на планерках, на семинарах, слушаниях, чего это не делается. К этой работе должна быть привлечена пресса.
Байкальск – уникальный город, где большие площади заняты редкими очень красивыми растениями. На что можно оказывать дополнительный акцент. Мы такого города, по крайней мере в Сибири, не найдем. И это тоже солидный ресурс для укрепления положительного имиджа города и привлечения туристов.


- Можно ли говорить, что он может кормить себя, за счет туристов?
- Но на сегодняшний день, к сожалению, он не может существовать за счет туристов. Необходимо комплексное, системное развитие всего южного побережья Байкала. Туризм включен в четверку стратегических направлений развития Иркутской области. И мы должны это знать и идти в ногу со стратегией развития Иркутской области. Необходимые ресурсы для его развития есть и в Байкальске, и в Слюдянском районе в целом. Байкальск – может и должен занять солидную долю в туризме региона. При должном, развития туризма, в перспективе он может занять значительную долю в поступлений в казну! 

- Должно ли государство финансировать экологию, экологическое движение, или все данный вид деятельности должен быть только за счет общественных организаций?
- У нас в 2004 году был издан закон ИО, «Об экологическом образовании, об экологическом просвещении, экологической культуре населения Иркутской области» ИО. И согласно этому закону имеются все юридические обоснования, которые дают право финансировать, например, экологические центры.

- Кто наносит максимальный вред экологии в городе Байкальске. И должен ли данный субъект хозяйственной деятельности инвестировать деньги в местную экологию? Например, поставить на свой баланс экологический центр?
- Естественно, выбросы воздушные (метилмеркаптан) БЦБК не способствуют укреплению здоровья горожан. Юридически он не должен, но в плане моральных аспектов может нести компенсационные траты. Например, на Амуре ЦБК оказывал поддержку в строительстве рыборазводного завода.
Сегодня БЦБК платит не маленькие средства за выбросы, которые он несет, и по идеи эти деньги должны возвращаться на территорию, несколько в другой форме, например, инвестироваться в экологические проекты.


- Мешает ли БЦБК развитию туризма?
— Многие говорят, что БЦБК мешает развитию туризма. Из них, кто так действительно думает, а кто-то специально ставит барьеры, для того чтобы ничего не делать для развития туризма. Другого пути, как развитие туризма, у нас особо и нет. Нам не надо ждать, когда закроют БЦБК. Я абсолютно не согласен с мнением, что БЦБК мешает развитию туризма. Необходимо параллельно с работой БЦБК развивать туристическое направление. Сам же комбинат, если найти нормальный подход с его администрацией, может являться объектом туризма.

- Инвестор сегодня побаивается вкладывать деньги в нашу территорию. Причина?
- Со стороны властей необходимо, чтобы тема развития туризма была на каждой планерке. Обсуждать эту тему необходимо и на заседаниях городской Думы и районной Думы. Тогда бы действительно можно было сказать, что власти действительно обращают на это внимание. Сегодня необходима программа по развитию туризма Байкальска, детально разработанная. Чтобы получить результат в какой-либо области, этим делом должен заниматься профессионал. В отношении туризма в администрации района, Байкальска должен быть человек, отвечающий за развитие туризма. Он должен быть профессионалом в этом направлении, иметь высшее образование именно по этому направлению, и желательно быть менеджером. Так в администрации г. Байкальска, к сожалению, нет такого специалиста.

- Вы несколько лет возглавляли НМЭЦ, какая была основная его роль, и что потерял город при его закрытии.
Образовательная, природоохранная, просвещение, трудовое воспитание и др. Летом проводились экологические лагеря с проведением экодесантов, экспедиции. Кроме того, мы участвовали в международных экологических проектах.
Экологическое образование во многих странах считается важным и поддерживается. А население территории, на которой развивается туризм, должно обязательно иметь должный уровень экологического образования. Одна из проблем – низкий уровень экологического сознания, экологической культуры местного населения. Для этого и был создан экологический центр. С предложением о создании такого центра выступила наша инициативная группа. В 1995 году он был создан, а в 2004 году был закрыт (ликвидирован). Решение принималось районными властями, когда мэром Слюдянского района был Сайков В.И.
На районный бюджет нагрузка была совсем не существенной, работало 3-4 человека, и в основном бюджет складывался из заработной платы. Порядка 150 школьников у нас занимались. Мы проводили с ними занятия, учителям оказывали консультационную и методическую поддержку. В Байкальске мы проводили педагогический эксперимент, создавая систему непрерывного экологического образования, В нем участвовали: школа № 10, школа-сад № 16, ДОУ № 3 экологической направленности, ДОУ № 2 оздоровительного направления, психологический центр. Важное направление – исследовательская деятельность школьников. Наши школьники занимали призовые места на различного уровня практических конференциях. Проводили межшкольные экологические конференции. На нашей базе проводились проблемные и практические семинары.
Средства на содержание центра выделялись из экологического фонда района. Несколько раз выигрывали гранты, позволившие реализовать несколько проектов, в том числе три гранта по сохранению биологического разнообразия Глобального экологического фонда. Осуществляли методическую поддержку. Оказывались консультации администрациям города и района по экологическим вопросам. Многие жители сожалеют о прекращения деятельности экологического центре и предлагают его восстановить.
На период закрытия центра деятельность у нас была развернута по нескольким направлениям. Мы вышли на наибольшую результативность. Мы начали делать музей Байкала. Была экспозиция – живой уголок. Научные экспедиции. У нас были заключены договора с 15 университетами, институтами и др. учреждениями. Даже договор с экологическим центром, который находится на юге Франции. Важнейшей целью, к которой мы стремились, было создание экологического образовательного центра, являющегося базой для обучения по этому направлению школьников и педагогов из разных регионов России. Был разработан проект «Эколого-образовательный полигон на берегу Байкала». Его создание способствовало бы привлечению в наш район туристов, развитию экологического образования на южном побережье Байкала, укреплению положительного имиджа нашей территории. А также осуществлять хозрасчетную деятельность центра — в перспективе переход на самофинансирование.

- Можно ли так сказать, что НМЭЦ закрыли, чтобы экологи не влияли на деятельность БЦБК.
— Нет. Причины были другие.

- С какими трудностями сталкивается туристы в Байкальске?
— Во-первых, сегодня в город приезжает совсем небольшое количество туристов, потенциал города гораздо больше. Мы должны создать целый комплекс объектов туризма, серию маршрутов. Они могли бы быть представлены как целые туры, Естественно их Должны проводить квалифицированные, специально подготовленные гиды. Турист при приезде в город, как правило рассчитывает на одно качество, а получает другое. Бывает так, что повторно приезжать к нам туристы не желают, а должно быть иначе. Поэтому я выступил с проектом создания круглогодичного, не имеющего аналога музея, который бы отличался от всех других музеев и был бы интересной изюминкой. Этими и другими прорывными направлениями мы могли бы повернуть туристический поток в наш городок. 


- Один из ваших проектов «Новый музей в г. Байкальске » Что это за проект?

- Музей должен быть на уровне 21 века. Все должно быть на современном научном и техническом уровне. Он должен быть интересен современной молодежи. Нести смысловую нагрузку. В то же время являться своего рода образовательным центром. И экспозиции музея должны быть выполнены качественно. К сожалению, пока проект реально никем не поддержан. Он не был одобрен на конкурсе социальных проектов и на конкурсе «Создадим будущее Байкальска», которые проводились администрацией Байкальского городского поселения. Сейчас мой проект находится в стадии доработки. Если он не будет поддержан в Слюдянском районе, придется его реализовывать в Бурятии.

Спасибо Алексей Александрович, ГолосБайкала Вас целиком поддерживает, и мы надеемся, что у Вас все получится!

Беседовал Евгений Валов

Почему Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат не может работать, не нарушая закона? Чем опасна нынешняя тупиковая ситуация вокруг БЦБК? Какие факторы препятствуют её разрешению? О каких недостатках российского экологического права говорит нынешняя ситуация с комбинатом? Что необходимо сделать, чтобы экологически опасное производство перестало угрожать Байкалу? Действительно ли военные заинтересованы в сохранении предприятия?
Об этом рассказала учёный, научного совета по Байкалу Сибирского отделения РАН Ирина Максимова.

Ирина Максимова
Ирина Максимова

- Насколько опасен Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат для Байкала?

- С точки зрения вредных воздействий, именно Байкальский ЦБК оказывает наибольшее негативное влияние на Центральную экологическую зону Байкальской природной территории. Он поставляет в озеро, в зависимости от конкретного соединения, 50% — 90% различных видов опасных загрязнителей. Если учесть, что комбинат находится в высокосейсмичной области, любые аварии могут привести к непредсказуемым последствиям. Дать полную комплексную научную оценку того ущерба, который предприятие наносит Байкалу, пока невозможно.
Нельзя решать вопрос о комбинате, закрывая глаза на то, что он попросту не соблюдает действующего законодательства по допустимым концентрациям опасных веществ в сточных водах. Причём всем понятно: законодательные экологические нормы в принципе не могут быть выполнены. Есть документы за подписью руководства комбината, из которых следует, что на БЦБК просто нет необходимых технологий. Если предприятие на протяжении почти года функционирует вне правового поля – то что мешает закрыть его? Оно не может работать по определению.

- Возможно, есть социальные причины?

- Когда было утверждено печально известное Постановление №1 от 13 января 2010 г., которое позволило остановленному БЦБК работать вновь и сбрасывать отходы в Байкал, российское правительство выдвинуло следующий лозунг: «Пусть предприятие работает, мы должны трудоустроить население, пускай даже ценой экологии». Но заявить напрямую, что предприятие намерено нарушать закон, было нельзя. Поэтому декларировали, что сброс отходов станут осуществлять в соответствии с нормативами. А пока комбинат «временно» работает, удастся, якобы, наладить альтернативное производство для обеспечения занятости. В перспективе, как утверждали, можно будет и предприятие закрыть, и людей устроить.
Но альтернативное производство, которым должен был стать туристический бизнес, просто невозможно создать, пока проблему БЦБК не решат.
Существует постановление правительства о расширении особой экономической зоны на территорию недалеко от Байкальска, в районе горы Соболиной. Хотя Иркутская область не имеет никакой доли в собственности ОАО «БЦБК», местные власти понимают, что на них лежит ответственность за эту зону. Министерство экономического развития поставило перед ними условие: привлечь инвесторов, чтобы утвердить проект особой экономической зоны, тогда федеральный бюджет будет финансировать её создание. Но кто ж туда вложит деньги, если рядом экологически опасное предприятие дымит? А ведь предполагалось за счёт инвесторов создать немедленно 2 000 рабочих мест!
Региональное руководство всё это понимает. Иркутский губернатор Дмитрий Мезенцев постоянно говорит, что в этом году предприятие обязано перейти на замкнутый водооборот.

- Возможно, это и есть альтернатива закрытию ЦБК?
Введение замкнутого водооборота нереально по финансовым причинам. Для того, чтобы сделать нормальный замкнутый водооборот и выпускать конкурентоспособную продукцию — полубелёную целлюлозу, а не менее качественную небелёную — нужно порядка $40 млн. Кто же будет вкладывать такие деньги в убыточное предприятие?
Ведь в сентябре 2008 г. уже пытались запустить замкнутый водооборот, сделав косметический ремонт. Комбинат встал через неделю после этого: вода в водообороте просто минерализовалась, и оборудование прекратило работать. Потом пресса, даже ряд приличных изданий, стала писать: предприятие прекратило функционировать и стало убыточным якобы потому, что дорогую прибыльную белёную целлюлозу нельзя было выпускать из-за требований экологов. Это — враньё, которое продолжается до сих пор. На самом деле, в течение июля и августа 2008 г., когда комбинат выпускал на полную мощность и белёную, и небелёную целлюлозу со сбросами, уже накопились убытки в размере 80 млн. руб. ежемесячно. Себестоимость превышала цену на 30%.
Все эти данные можно было найти в открытом доступе в интернете осенью 2008 г., когда предприятие раскрыло финансовую отчётность за 2005 – 2008 г. Предприятие встало по экономическим причинам, а также из-за грубых технических ошибок в проектировке замкнутого водооборота, но никак не из-за протестов экологов.

- То есть закрытие предприятия – единственный выход?
— Никаких объективных причин, ради которых можно было бы поддерживать работу БЦБК, нам неизвестно. Долги комбината перевалили за 2 млрд. руб., а его капитализация – 1,6 млрд. руб. На БЦБК введено внешнее управление.
Разрешённый период возврата предприятия в прибыльное состояние, по закону, составляет полтора года. Нынешний арбитражный управляющий рассчитал: при сегодняшних очень высоких ценах на целлюлозу, при условии работы на полную мощность (чего сейчас не происходит) предприятие способно вернуть долги не менее, чем за два года. Никто, однако, не гарантирует оптимальных условий: сохранения высоких цен на продукцию, отсутствия проблем со сбытом и сырьём.

- Каким же образом в такой ситуации могут действовать кредиторы ЦБК?

Ранее мы предлагали следующую возможность, которую активно приветствовали и природоохранные организации. Кредиторы принимают решение о прекращении производства, а принадлежащие им долги конвертируются в инвестиции в особой экономической зоне. В дальнейшем зона будет развиваться за счёт туризма, причём, чем быстрее будет закрыт БЦБК, тем больше вероятности, что от неё появится финансовая отдача в приемлемые сроки. За счёт дохода кредиторы, в перспективе, смогли бы вернуть себе деньги с избытком.
Мне кажется, что это стало бы оптимальным выходом для умных инвесторов, которые рассчитывают не только на получение сиюсекундных трёх копеек, но и думают об имидже и будущем. Да, они получат деньги не через два года, а через три-четыре. Но при этом будут выглядеть героями, или, по крайней мере, на них уже не станут выливать грязь, как сейчас. Да ещё и экономический выигрыш в перспективе окажется гораздо больше.
Особенно удивительно вот что. Альфа-Банк вплоть до лета 2010 г. был страстным сторонником закрытия комбината и распродажи имущества. Он постоянно об этом говорил, не давал возможности прежнему арбитражному управляющему провести решение о санации предприятия. Вдруг, ни с того ни с сего, без всяких видимых обществу причин или обоснований, Альфа-Банк купил решающую долю, более 50%, в долговых обязательствах БЦБК, поставил своего арбитражного управляющего и сам взял курс на санацию.

- Каковы угрозы, которые влечёт такое развитие событий?
— План внешнего управления, который не публикуется открыто, ясно говорит: кредиторы не несут ответственности за экологические показатели предприятия. В принципе, это можно понять — они же кредиторы, а не собственники. Но теперь, при внешнем управлении, собственники сами кивают на кредиторов. Все друг на друга кивают, и в чём заключается интерес каждой из сторон, ни одному стороннему наблюдателю непонятно. Всё совершенно скрыто от общества.
Это и есть самая большая угроза – непредсказуемость решений, которые могут быть приняты относительно хозяйственной деятельности на Байкале. Во время громкого обсуждения проекта нефтепровода Сибирь – Тихий океан мимо Байкала были хотя бы ясны интересы сторонников «трубы». А значит, можно было выстраивать какую-то систему обоснования, доказывая, что проект неприемлем, можно было искать альтернативные варианты. А сейчас самое ужасное как раз в том, что непонятно: зачем люди всё это делают?

- Что предпринимает Академия Наук в этой ситуации?

- Пока идёт предвыборная кампания, мы, учёные Сибирского отделения РАН, пытаемся хотя бы как-то выяснить интересы собственников и кредиторов относительно БЦБК. Несмотря на то, что проблема с комбинатом очень громкая, мы всё ещё не можем достучаться до лиц, имеющих право сделать такой запрос, на который заинтересованные стороны вынуждены будут ответить. Две недели назад состоялось заседание Учёного совета, где мы решили написать новое обращение к президенту Дмитрию Медведеву. В настоящий момент заявлено, что в Государственной Думе пройдут слушания по БЦБК. Мы надеемся, что парламентские слушания хотя бы сведут всех на одну площадку: и кредиторов комбината, включая Альфа-Банк и «Базэл» Олега Дерипаски, и собственника Николая Макарова с компанией «Континенталь Инвест», и представителей госструктур. Сейчас нам нужна такая площадка для переговоров, которую никто не сможет проигнорировать.

- какие факторы создают угрозу для экологии озера Байкал?

- Какой-то вклад в ухудшение экологической обстановки вносят воды реки Селенга, в которые вымываются удобрения с сельхозполей. Определённое количество загрязняющих веществ поставляют в Байкал заводы Улан-Удэ, некоторые монгольские предприятия. Существует проблема замусоривания территории. Нет никаких пунктов сбора, куда судовладельцы могли бы направить отходы, поэтому мусор с курсирующих по озеру кораблей попадает в воду. Отходы остаются на местах туристических палаточных городков, что, конечно, ухудшает эстетические свойства байкальского побережья.
Но всё это меркнет перед ущербом для экосистемы, наносимым токсичными выбросами Байкальского ЦБК. Пока переводить основное внимание на другие экологические проблемы (которые, в целом, тоже должны решаться), я считаю, не следует.

- Но если туризм способствует загрязнению территории мусором, можно ли допускать увеличение масштабов туристического бизнеса на Байкале? Ведь именно такой вариант предлагает Сибирское отделение РАН для того, чтобы обеспечить рабочими местами сотрудников БЦБК в случае его гипотетического закрытия, если я не ошибаюсь.

Когда мы говорим, что туристическая индустрия может обеспечить занятость населения вместо БЦБК, мы имеем в виду не дикий бизнес, а экологически безопасный туризм. Он подразумевает создание инфраструктуры, отвечающей всем природоохранным нормативам. Решить такую задачу вполне реально при условии, что будет налажен контроль за исполнением законодательства. Собственно, именно это условие необходимо и для того, чтобы разрешить ситуацию с БЦБК.

- Каковы недостатки нынешней системы контроля исполнения экологического законодательства?
— В конце июня этого года мы, учёные Сибирского отделения РАН, направили президенту Медведеву письмо, где обосновали: ситуацию с загрязнением байкальской воды отходами ЦБК можно считать катастрофической. Законодательные нормы предприятием не исполняются и не могут быть исполнены в силу его технологического несовершенства (что не скрывают управляющие комбината). Единственно приемлемый с точки зрения права и экологической безопасности выход, на наш взгляд, — немедленное закрытие БЦБК. Эту точку зрения мы излагали уже не раз.
Недавно мы получили официальный ответ от Министерства природных ресурсов, куда наше письмо было перенаправлено. В этом документе говорится, цитирую: «Росприроднадзором принимаются все необходимые меры по контролю». Такова постоянная линия поведения МПР и Росприроднадзора – они всё время заявляют, что полностью контролируют ситуацию.
Что же они понимают под «необходимыми мерами по контролю»? Оказывается, их трактовка «контроля» заключается в том, что они просто выявляют нарушения, заявляют о них во всеуслышание, после чего успокаиваются. А нарушения происходят на БЦБК снова и снова, и Росприроднадзор вновь и вновь докладывает о них.
- Какие действия должен предпринять Росприроднадзор, на Ваш взгляд?
«Необходимые меры по контролю» должны обеспечивать результат – выполнение законодательства, соблюдение нормативов. Сначала предприятие, по словам его арбитражного управляющего, должно расплатиться с долгом в 3,2 млрд., потом найти ещё 5 млрд. на модернизацию – и пока всё это будет происходить, оно продолжит нарушать закон, сбрасывая опасные соединения в количествах, тысячекратно превышающих допустимые? Где же здесь работа государственных органов по контролю?
У Росприроднадзора есть полномочия приостанавливать деятельность предприятий, нарушающих экологические нормативы. Но МПР и Росприроднадзор даже не пытаются предъявить в судебные органы предложение о приостановке работы БЦБК. 25 мая 2010 г. предприятие было повторно запущено по распоряжению правительства России. В первые же две недели после этого наши госслужбы провели контрольные мероприятия и сразу же предъявили иски в связи с экологическим ущербом в размере 12 млн. рублей. Больше года прошло, было подсчитано, что комбинат причинил ущерб ещё на 700 – 800 млн. руб. как минимум. Но тот, первый штраф в 12 млн. руб. до сих пор не выплачен – Росприроднадзор, даже выиграв арбитражный суд по этому делу, всё ещё сражается из-за этой ничтожной суммы с ЦБК. Да и как комбинат будет платить штрафы в состоянии банкротства?

- Существуют ли способы выйти из этого тупика?
Как показывает нынешняя ситуация, Росприроднадзор может медлить с применением своего законного права бесконечно долго. Поэтому, на мой взгляд, для решения проблемы нужно редактировать наше экологическое законодательство. В новой версии закона должно быть чётко прописано: Росприроднадзор просто обязан остановить предприятие, если в течение определённого срока, скажем, одного года, оно не устранило выявленных нарушений. Если другими средствами обеспечить необходимый уровень контроля невозможно – значит, нужны именно такие меры. Мы будем настаивать на этом в ходе запланированных на осень парламентских слушаний по Байкалу.
Внедрение рациональных экономических механизмов экологизации также могло бы способствовать решению этой проблемы и предотвращению аналогичных ситуаций в будущем. Если бы, например, было введено обязательное экологическое страхование предприятий, то БЦБК был бы обязан включить в свои статьи расходов платёж по страховке экологического риска. Приведу такой факт: наши сотрудники выполняли оценку ставки экологического страхования по проекту нефтепровода в районе Байкала. Вышла сумма порядка 15 млрд. долларов в год.
Если бы экологическое страхование было обязательным, думаю, себестоимость продукции БЦБК подскочила бы как минимум в два раза. Никакой нынешней фиктивной прибыли, которая не позволяет комбинату даже рассчитаться по долгам и штрафам, не было бы. Следовательно, предприятие давно бы закрылось, поскольку ни один инвестор не рискнул бы выдать им денег под те громадные экологические страховые ставки, которые неизбежно возникнут.
Единственная надежда в рамках нынешнего законодательства на то, что кредиторам, например, «Альфа-банку», всё равно рано или поздно надоест, и они прекратят эту историю из финансовых соображений. Комбинат сам открыто заявляет, что все его планы по возврату к окупаемости проваливаются, объясняя это неблагоприятными экономическими факторами и высокой ценой на ресурсы. Но разве можно рассчитывать, что конъюнктура когда-нибудь станет идеальной, а цены на сырьё вдруг начнут падать?

- Однако существует мнение, что Байкальский ЦБК – стратегически важное предприятие, поставляющее сырьё для оборонных нужд. Поэтому закрыть его – значит, подорвать обороноспособность страны. Как Вы можете прокомментировать эту точку зрения?
— Юрий Соломонов, который недавно ушёл в отставку с поста руководителя института, занимающегося разработкой ракет «Булава» и «Тополь-М», дал в начале июля большое интервью о срыве оборонного заказа в 2011 г. Он там упомянул и о закрытии БЦБК, очень важного для оборонной промышленности. Заявил, цитирую: «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат поставлял нам беленую целлюлозу. Его остановили. Путин якобы решил проблему, на самом деле — ничего нет». Раз Соломонов не уверен в выполнении постановления правительства №1 от 13 января 2010 г. – это значит, что никакую целлюлозу БЦБК за прошедшие месяцы ему не поставлял, правильно?

- А ведь производителям ракет нужно от комбината не более 300 т целлюлозы в год. Этот объём можно выработать за одну смену при условии функционирования БЦБК на полную мощность. Пускай сейчас он работает на 15% мощности, как свидетельствуют отчёты – понадобится неделя на выработку 300 тонн. Но предприятие работает больше года. И 99% от объёма своего производства оно отправляет не отечественной оборонной промышленности, а в Китай. Если бы они хотели, они бы за истекший год обеспечили оборонку на 20 лет вперёд.
— Наконец, военные знали о предстоящем закрытии БЦБК с 2001 г. Существовало ещё 5 заводов, аналогичных БЦБК – последний из них закрылся в конце января 2009 г., поскольку продукцию некуда было девать. Почему его дали закрыть? Почему не сделали запасов целлюлозы заранее? Неужели же у нас настолько плохо с управлением в государстве, что за 8 лет не удалось найти альтернативного поставщика сырья для стратегически важной оборонной отрасли? Это не говоря о том, что 300 т целлюлозы в год можно изготовить на лабораторной установке, для этого не нужно крупного комбината.

- Получается, выявить стороны, заинтересованные в поддержании БЦБК на плаву, по-прежнему не удаётся?
— Получается, так. На мой взгляд, как бы дико это не звучало, единственный рациональный мотив для финансовой поддержки БЦБК – конкуренция на рынке бутилированной воды. Некие неизвестные фирмы стараются предотвратить превращение Байкала в источник питьевой воды путём загрязнения – более вразумительной версии я пока просто не нахожу.

www.pandatimes.ru

Ранее Байкальский природный биосферный заповедник вошёл в число семи модельных территорий, где реализуется принципиально новая концепция развития экологического туризма. Всего в конкурсе участвовали более 200-т особо охраняемых природных территорий федерального значения.

Главная идея пилотного проекта заключается в попытке совместить, казалось бы, несовместимые сегодня вещи: развитие туризма через сохранение природы.

- Парадигма развития экотуризма на ближайшие годы, прежде всего, заключается в том, что мы должны чётко организовать инфраструктуру для показа зверей и птиц. В этом наше главное отличие от всех прочих видов туризма. Туризм не должен вредить природе, а для местных жителей должен стать дополнительным источником доходов, — сообщил директор заповедника Василий Сутула.

Программа развития экологического туризма в Байкальском заповеднике на 2011-2013 годы предусматривает целый комплекс мероприятий, включающих природоохранную, научную и просветительскую деятельность.

Организация туристической инфраструктуры предполагает строительство экологических троп, новых визитных центров, организацию сети маршрутов и смотровых площадок для наблюдения за животными, гостевых домиков с комфортными условиями, летних душевых с солнечными коллекторами и другие мероприятия.

В настоящее время сотрудниками музея ведётся активная работа по всем направлениям.

Уже построена станция мечения птиц — значимое событие в научном мире орнитологов и познавательном туризме. Также завершено строительство двух экологических троп общей протяженностью два километра. Одна из них – кедровая аллея, другая ведёт к знаменитым верховым болотам, которые тянутся вдоль подножия Хамар Дабана.

Тропы оборудованы деревянными настилами, что даёт возможность путешествовать и туристам с ограниченными возможностями, сообщает пресс-служба агентства по туризму Бурятии.


Ранее — 24 августа 2011 года, а пресс-службой комбината было распространено сообщение, в котором говорилось о том, что сточные воды БЦБК не оказывают негативного влияния на экологию озера и что в районе комбината в Байкале обнаружены крупные скопления рыбы. Директор Лимнологического института СО РАН Михаил Грачев заявил, что Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат дезинформирует общественность о состоянии воды в подверженном влиянию сточных вод комбината районе Байкала.

Впервые в городе Байкальске открывается современный музей байкальской флоры и фауны. Работа по созданию музея, над которым трудились лучшие умы города, находится в стадии завершения.

Здесь выставлена экспозиция самой яркой достопримечательности Байкала – его фауны, органического и животного мира. Еще при входе в зал слышны звуки леса, рычание хищников, пение птиц, плеск волн, что создает эффект единения с природой. Буквально с первых шагов вы окунаетесь в мир неповторимой красоты южного Байкала — здесь есть и пляж с нерпами, и дикий лес со свирепыми сибирскими медведями.

Былковым Сергеем Евгеньевичем